Сегодня пятница, 24 января 2020 г.
Главная | Правила сайта | Добавить произведение | Список авторов | Поиск | О проекте



Категория: Весь список произведений - Поэмы и циклы стихов

Журфак-3-5


Сколь ни мудры преподаватели, а все
равно студенты тянутся не к наукам, а к студенткам. Так выпьем за стремление к прекрасному...

Студенческий тост

Жизнь напряженная пошла...
Чтоб все успеть, живу в режиме.
С собою мама мне дала
Будильничек... Прошу: служи мне

Надежно, первой разбуди,
Пока еще общага дрыхнет!
Я в умывальнике с шести...
Еще чуть-чуть – и ярко вспыхнет

Повсюду свет – и беготня,
И очередь у умывалки...
А в это время у меня
Лицо уже, как у весталки,

Сияет свежей чистотой
И целомудрием, умело
(Чуть-чуть) подкрашенное, в той
Необходимости, где мера

Искусству Репина сродни –
И побежали к остановке...
Троллейбус, издали мигни...
Здесь нужно быстрым быть и ловким

Иначе – оттеснят, сомнут...
Три остановки до подземки,
А под землей уже везут
К «Библиотеке» и – в «застенке» --

Сперва в буфетик... Подают
Яичницу и серый кофе...
Позавтракаем в пять минут –
И в классы – превращаться в профи.

К диспетчеру: узнать куда –
И разбегаемся с Тамарой...
Мы в разных группах... Чехарда
Аудиторий... С каждой парой

Усталее, тупей мозги...
Профессорам же все до фени –
И расслабляться не моги,
И гуще под глазами тени...

Учеба – тяжкий, тяжкий труд,
Сравнимый с добровольной пыткой.
И нас не пожалеют тут,
И будь ты как угодно прыткой,

Нагрузят так, что не вздохнешь...
Летят часы в такой нагрузке...
Себя не жалко, молодежь?
К скамье прибиты, как в кутузке...

Конечно, жалко, но мечта
Благословила нас на муки...
Глаз покрасневших маета,
Деревенеют ноги, руки –

Читаем, пишем... Наизусть
Гекзаметры Гомера учим
В их Гнедичском обличье... Пусть
Нам тяжело, но мы получим –

(Так верится) -- потом свою
Награду за долготерпенье...
Вот так размеренно сную:
Журфак – общага... Жизнь – горенье...

О группе Света Назарюк
В своей рассказывала главке...
О ком из групповых подруг
Упомяну в короткой справке?

Могу Орехову назвать –
Как я -- работоголик, пахарь...
Никологорская... Печать
Особости на ней... Не сахар:

Характер выпукло мужской
С добавкой сентиментализма...
Глубокий серо-голубой
Взгляд, точно ледяная призма

Прозрачная в ее глазах...
Подругой у нее Туренко
Наташа... Упаси Аллах –
Не то, как с Томой Юстюженко,

К примеру, я дружу: у них –
Особого замеса дружба –
Такой вот симбиоз возник...
Вот, рассказала, хоть и кружно...

Хотя бы лишь упомяну:
Пинегин с Дальнего Востока,
Савельев... Позже дотяну
До этих нити монолога....

Вот Оля Маслова... Весьма
Доверием ко мне пылала...
Дала отрывачек письма
Что мама Оле написала:

«...Как распознать, что, например,
Вода уже кипит при варке?...»
И не поверила б...
– Ма шер,... --
Я, как зулуске ей, дикарке:

-- Неужто прежде никогда
Сама не кипятила воду?
-- Не кипятила...
Вот беда!
Ну как не вырасти уроду

При воспитании таком?
Но это уникальный случай.
Общага -- коллективный дом –
Дает возможность – хуже, лучше –

Существовать и выживать...
Мы существуем, выживаем...
Здесь можно что-то постирать
И выутюжить... Что-то варим,

Печем – всему учила мать...
Я также шить, кроить умею,
Мережить, кружева вязать –
Спасибо маме Зине... С нею

В Кирсанове, у нас в дому,
Все с Галей делали... В Умете
Не обращалась ни к кому,
Как воду кипятить – умрете,

Коль это рассказать кому!
Молчу, я дорожу доверьем...
Но Ольги странности всему
Сообществу видны...
Развеем

То впечатленье, что рассказ
Об Оле Маслоаой оставил,
Есть многое, что тешит нас:
Нам в октябре Домжур представил

Все помещения под наш
Веселый, первокурсный» праздник –
(Гаудеамус-ералаш) –
В студенты посвященья... Красных,

Парадных дней в календаре
Не так уж много у студентов...
Домжурний вечер в октябре
Одним из памятных моментов

Запечатлеется в душе
Приветствиями жур-элиты...
В капустнике-ералаше –
И наши... Видим: даровиты

Сережа Пархомовский наш
И Саша Бородулин тоже...
Смешной, веселый ералаш...
А в кинозале чуть попозже

Был Шнейдеров – известный мэтр
Из «Клуба кинопутешествий»...
Вот так отметили момент
Вступления в студенты... Чествуй,

Столица, каждый Божий день
Твоих подвижников ученья...
Мозги от знаний набекрень...
Добавь, Москва, хоть ты терпенья,

Уж ежели ничьим слезам
Привычно верить не желаешь...
Открой, столица, нам Сезам
Надежд, на кои вдохновляешь...

А Бородулин Александр,
А, впрочем, как и Пархомовский
Одеты в призрачный скафандр
Сверхпопулярности отцовской...

Лев Бородулин – фотокор –
Звезда, художник «огоньковский»...
Второй – газетный «прокурор»,
Эльрад -- (все знают) – Пархомовский,

Кого позволено клеймить,
Клеймил талантливо и едко...
По популярности сравнить,
То значила его заметка –

(Сюжет – разбор, сарказм – позор!) –
Не менее, чем «Фауст» Гете...
Едва ль в оценке перебор...
Династии... Сынкам на взлете --

(Само собой, и дочерям
Элиты – в этой ипостаси...
Пример дочурки нужен вам?
Напомним о Чаковской Кате) --

Конечно, легче, коль отцы
Парят орлами... И сама я –
Дочь журналиста... Не глупцы,
Не бездари, перенимая

У старших с детства ремесло,
И сами отличатся в цехе...
Ребятам, значит, повезло:
Отцы пробились – и помехи

Иные уберут с тропы
Потомков – ну, и слава Богу!
Никто ж не ведает судьбы,
Кому и как торить дорогу

Придется, знает лишь Господь...
Судьбе соседа не завидуй,
А со своей судьбой не спорь --
Проспоришь, будешь жить с обидой...

Пусть некто, глядя на «сынков»,
Вздохнет, что мир несовершенен...
Что делать? Мир таков, каков
Он есть... Не каждый в мире Ленин –

И слава Богу: «старый мир»
Иначе каждый брался б рушить,
А жить когда?... Учу «тыр-пыр»,
Марлен, литвед, истпарт... А слушать,

Как все, Кучборскую люблю,
Татаринову... По Истпарту –
Митяеву... Я не делю
Никак предметы -- и со старта

Стараюсь успевать по всем...
Попросят -- помогу охотно:
И прохоровских странных схем
Смысл растолкую и добротно

Кучборскую перескажу...
Ко мне теперь, как к консультанту,
Сириец зачастид... Ввожу
В истпарт коллегу, по диктанту

Ошибки с парнем разберу...
Самой не менее полезно:
Запомню то, что повторю,
С сирийцем накрепко, железно.

А он воспитан и неглуп,
Всегда внимателен, корректен,
Смугл, черноглаз и белозуб.
Араб – по своему эффектен...

Но не затрагивал души,
Я по нему отнюдь не «сохла»...
-- Рассказывай, читай, пиши –
Вот вся программа... Скоро в стекла

Стал сыпать белую крупу
Ноябрь – и квасить тротуары...
Во всенародную толпу
Влились и мы: Семен с Тамарой,

Я с Галей – (к празднику сестра
Ко мне приехала в столицу),
Мы схожи с ней, как два ведра,
Еще бы – как-никак сестрицы...

А с нами двинул Мухаммед
На праздник революционной...
Ну, мерзли, мокли... Лишь в обед,
Толпясь, нестройною колонной,

Прошли у Мавзолея... Нам
Сам Брежнев помахал с трибуны –
И разбежались по домам...
Тот праздник завершился бурно

Для Томы и Семена... Я
От этой слякоти промозглой
Закашляла... Серьезная
От легких и, считай, до мозга

Болезнь прилипла, а нельзя...
Нельзя болеть – пробел в учебе
Не наверстать... Но есть друзья:
Поили, укрывали, чтобы

Жар с потом выходил... Борюсь
Со всей энергией с недугом...
Про древнюю читаю Русь,
Про Грецию... Моим потугам

Не отставать – пятак цена...
Жар с кашлем все превозмогают...
Но я должна, должна, должна...
Характер, воля помогают –

И отступает мой недуг...
Встав на ноги, тотчас же -- в «школку»...
А у меня завелся друг...
Да, точно нитка за иголку

Вдруг зацепился за меня
Кацо... Вначале лишь учтиво
Здоровался... Потом, темня,
Ребят из нашенской «ешивы»

Распрашивал, мол, кто есть, кто
Из первокурсников журфака –
Был основательным кацо,
Придерживал коней... Атака

Была неотвратимой... Но
Вначале расскажу о Томе...
Ее обхаживал давно,
С начала курса, то есть, кроме

Нее не видевший вокруг,
Похоже, никого, верзила...
Семен – так звался Томин друг...
Вот интерпесно, чем сразила?

Не сразу – (скромница) – она
Иного привлечет вниманье,
Но ум, зарактер, глубина
Души... И тот, с кем душ касанье

Происходило, понимал:
Сокровище, а не девчонка..,
Семен увидел – и пропал...
Нельзя сказать, чтоб слишком тонкой

Организацией души
Он отличался, но Раиса
Промолвила, взглянув: :
-- Пиши
Пропало – наша экспертиза

Показывает: из его
Лапищ не вырвешься, Тамара!
Та фыркает:
-- Еще чего!
-- А ничего...
Я понимала,

Что Райка, видимо, права...
Но тут пошли ко мне флюиды...
Эрота, значит, тетива
Натянута... Имеет виды

Высокий, точно эвкалипт,
Кацо, студент из Сакартвело...
Похоже, что судьбы рескрипт
В верхах подписан – и велело

Мне сердце жаркое: люби!
Он подступает осторожно...
Из глвз таинственной глуби –
Сиянье...
-- Извините, можно

Вас пригласить в кино?...
Пойду,
Нет парню от меня отказа...
А я в горячечном бреду:
Как уберечь любовь от сглаза?

Кацо зовет меня «писо»,
«Котенок», то есть, по-грузински...
Скрипит натужно колесо
Машины времени... Изыски

Судьбы причудливы: теперь,
Мне кажется, сто лет знакома...
Вот стукнул аккуратно в дверь...
Его одобрила и Тома...

А он в сомненьях о моем,
Представьте, «облико морале»...
Унас субботним вечерком
В общаге танцы... Танцевали

На первом этаже в одной
Читальне, сдвинув мебель к стенке
Орет магнитофон чумной,
Толпа твистует, в летке-енке,

Давясь, гарцует... Автандил
Зубами скрипнул:
-- Здесь замечу –
Конец! -- (Ворвался, походил...
Там темень, грохот)
– Изувечу!

Кто в той толпе – не разобрать...
Выходит в коридор «Отелло»,
Кусая губы... Убивать
Еще меня не «расхотело»:

Ударил в голову изъян –
Синоним: темперамент жгучий...
По коридору -- Газазян...
К нему «Отелло» -- туча тучей:

-- Где Люся?
Александр:
-- Пойдем,
Доставлю к ней без пересадки...
А я в читальне за столом..
Пришли... Играем в переглядки...

-- Там танцы... Почему ты здесь?
-- Не по характеру мне пляски...
А что с тобой? Пылаешь весь...
-- Так, ничего, неважно... Маски

Сосредоточенной зажим
Оставил парня...Улыбнулся:
-- Учи, писо, держи режим! –
Руки моей легко коснулся...

Потом был новогодний торт,
-- Знакомьтесь!
-- Автандил!
-- Я – Сема!...
Во всей общаге наш эскорт
Всех импозантней – мой и Томы...

Ну, дальше сессия... О ней
Что говорить? Прошла – и ладно...
Сто сорок забубенных дней
Промчались страстно и отрадно...

Поэма четвертая. Саша Иваненко

...А год тревожный, грозовой:
Еще нам помнится Даманский,
Как под остервенелый вой
Полки дивизии Таманской

Всю Чехию пересекли
И вышли на границу с НАТО...
Синай, Голаны душу жгли –
Чего израильтянам надо?...

Весь мир бурлит, как кипяток...
А в США опять бастуют...
Нет мира в мире – так, браток?
Почтовый ящик мой пустует --

Когда же мне журфак пришлет
Формальный вызов на учебу?
А у меня среди забот
Премерзкая.... Премерзкой пробы

Субъект, покуда я в Москве
К высокому с боями рвался,
Подонок в подлом воровстве
Над вдохновеньем изгалялся:

Проведав, что «Гогена» нет,
В мою каморку с хлипкой дверью –
Студийный жалкий «кабинет»
Пробрался... До сих пор не верю:

Такую низость проявить –
С какой же черною душонкой
Приходится на свете жить?!
Ту грязь -- хоть шоркай, хоть не шоркай –

С его души не соскрести...
Короче – фотопричандалы –
Да не мои – смог унести –
Казенные... Платить – немало

Пришлось за ту потерю мне...
У родичей, знакомых занял...
Но не о денежной цене,
О нравственной страдает Саня –

Как будто самого меня
Покрыли грязью – не отмыться...
Такая мерзкая фигня...
А как теперь посмотришь в лица

Коллег? Ведь не со стороны
Был этот вор – из коллектива...
Под подозреньем все – темны
Чужие души – мне тоскливо...

Но август тихо отцветал,
А из столицы – ни полслова...
В тревоге очумелой ждал...
В который раз спустившись снова –

До сентября лишь пара дней –
В почтовом ящике увидел
Конверт... Да, адресован мне...
Дрожащими руками вынул...

Есть! Поздравляют – дескать, я
В студенты МГУ зачислен...
Во дворик... Во дворе скамья...
Там – мама с женщинами... Мысли

Смешались – отдаю конверт...
От радости рыдает мама,
А с ней и прочие... «Концерт»
Непродолжителен... Программа

Для всех предопределена...
Лишь день мне на «бюрократию»:
ЖЭК снял с прописки... Есть одна
Задача... Трудно летаргию

Чиновников преодолеть –
Они-то не спешат, понятно...
Теперь – в контору... Мне успеть
Уволиться... Вот здесь -- (отрадно) –

Все помогали, как могли,
И поздравляли... Словом – вышло!
-- В Москве ты не суши мозги:
Как только вор найдется, вышлю,

Взыскав с него, что уплатил
За эти фотопричандалы...
В науки там из всех, брат, сил
Вгрызайся... Да, крути педали! –

Начальник руку мне пожал...
Оставив за спиной контору,
Лечу стрелою на вокзал...
Билеты? Есть! Домой! На сборы –

Часок... Присели – и вперед!
И дрогнул под ногами поезд,
И мама вслед идет, идет...
Ей жить, о сыне беспокоясь...

Наутро я уже в Москве...
Сперва, конечно, к тете Тоне...
И – на журфак!... Уже в листве
Столичных тополей на фоне

Их изумрудной красоты
Блестят отдельные монетки...
Москва, судьбу позолоти!
С букетами шагают детки...

И я, как прежде – в первый класс,
Спешу на первый курс журфака...
Сердечно поздравляет нас
Декан... Запомнилось:
-- Однако,

Не каждый в журалистский цех,
Войдет, пусть и диплом пре-красный...
Есть искра божья не у всех...
Но на журфаке – не напрасно

Пройдут счастливые года.
С преображенною душою
Вам жить отныне – навсегда!
И этот разговор – межою

Останется... И вы сейчас --
Журфаковцы... Вперед, ребята!
Мы все надеемся на вас...
Да, у судьбы нет дубликата...

И нужно сразу поднажать...
Учеба страшно интересна...
Калинин... Нет, не передать!
Ему до тонкостей известна

Суть и оттенки смысла слов...
Какие приводил примеры!
А как шутил! Не до звонков –
Лишь слушать бы и слушать... Серы

Еще пока у нас мозги,
Но все ж светлеют потихоньку...
Их отчищают от лузги
Наставники умело... В койку

Уж заполночь валюсь без сил...
Но надо бросить взгляд в газету...
В портфеле Юрином носил
Ее весь день... Привычку эту –

Читать газету перед сном –
Здесь приобрел – журфак, деревня!
Иначе ты – осел ослом...
Что где сегодня и намедни

Случилось – это важно знать
В международном положенье...
Вот – важно! Надо прочитать...
Так... Договор о прекращенье

Изготовленья, чум, холер
И всякой химии впридачу
Сентябрьским днем и СССР
И США, решив задачу

Доверья в мировых делах
Ратифицировали разом...
Прекрасно! Это смелый шаг...
Кому ж безносым и безглазым,

В страданье хочется сдыхать,
Как от химической атаки
На Ипре? Надо прекращать
Такие игры, забияки!

... Идет немецкий хорошо...
Мы с нашей «немкою» Раисой
Васильевной – душа с душой,
Сдружились... Славно: без коллизий

Идет ответственный предмет...
Я приглашаем ею в гости...
Прескромный маленький букет
Принес учительнице... Бросьте,

Какой же тут подхалимаж? –
Я к ней, как должно – с уваженьем...
Дом – старый, «сталинский»... Кубаж –
Прещедрый... Скромно угощенье...

В квартире много старых книг...
-- Что хочешь, -- выбери на память...
Но мне неловко... Ученик,
Я понимаю, как обрамить

Ее доверия ко мне
Обязан четкие границы...
Я благодарен ей вполне
За разговор, который длится,

И наполняет душу мне
Возвышенным теплом и светом...
Мне ясно: ей наедине
Порой нерадостно – с портретом...

На нем – ушедший рано муж –
Моряк... Теперь ей одиноко...
И надобно общенье душ –
И слава Богу, коль немного

Заполнить пустоту в душе
Способен Саша Иваненко...
Моя – не из папье-маше –
Открылась ей душа маленько –

И я рассказываю ей
О братьях и сестре, о маме...
Чтоб ей, наставнице моей,
Добавить радости, программе

Учебной, уделив часок,
Учу немецкий сверх программы...
Пока не постучит в висок
Усталость дятлом, но сезамы

Мне открываются и я
В немецком новые глубины
Постиг старанием... Сия
Премудрость легче, коль любимым

Стал трудный для других предмет...
Второй любимый – фотодело.
Им увлекаюсь много лет,
Но совершенству нет предела...

Здесь обнаружил близость душ
Со мной Вадим Евгеньич Стяжкин –
Понятно, я не бил баклуш...
Другие мучались, бедняжки,

Впервый в жизни в руки взяв
Учебный старый «Фэд» и «Зоркий»...
Здесь я в фаворе – больше прав –
Приятно получать «пятерки»...

Вадим Евгеньич, распознав
Во мне умелого «снимаку»,
Чтоб не скучал среди раззяв,
Мне разрешает взять – однако! –

Бесплатно – как бы напрокат
Журфаковские аппараты...
Вот славно! Ну, я рад-не рад!
Девчонки в группе тоже рады:

Я, дескать, должен их снимать...
Я это слово в смысле фото
Умею лишь употреблять,
Пошлить, ребята, неохота...

И мне достались чудный «Старт»
И «Флексарет»... К сему добавим:
За «так» бумагу!... Я в азарт
Войдя, снимаю... Ну, восславим

Свой курс в портретах... Есть контакт!
Стой смирно, не вертись, приятель!
Успеха добавляет факт,
Что в лабе – классный глянцеватель,

Дающий «ТАСС-овский» эффект...
Приятно в профессионалах
Ходить, в чем есть еще аспект:
Удастся сохранить в анналах

Чудесной молодости дни...
Татаринова... Что за голос!
Глаза лучатся – загляни –
В них молодой задор и гордость --

То форте, то пиано, и --
Вновь звонко: «Други,...», -- на подъеме,
Мажорно возгласит, -- «Мои!»
Никто так не умеет, кроме

Людмилы Евдокимовны...
А как она на старо-русском
Торжественно: «Не лепо ль ны...», --
Вещает – Левитан пред пуском

Небесных кораблей «Восток»
Мог брать бы у нее уроки...
Тот голос порождал восторг,
И в нем, в том голосе, истоки

Любви к словесности своей,
Что, закипев, не остывала,
За что поклон нижайший ей...
Кучборская... Все будет мало,

Что ни расскажешь о такой...
Казалось, что сама Паллада
К нам с непокрытой головой
Пришла в ее обличье... Надо

Бы видеть каждый точный жест
И слышать голоса оттенки
В рассказе, как сам бог Гефест
Кует Ахиллу щит, а зенки –

У всех по плошке – вот театр,
Такой, что и не надо МХАТ’а...
...И разъясняла каждый кадр,
Доказывая: «Илиада» --

Уже готовый – для кино
Многосерийного – сценарий,
Как будто сам Гомер давно,
Чтоб режиссерских истязаний

Литературы избежать,
Поэму разделил на кадры...
Актеров только подобрать,
Натуру, антураж... Эх, как бы,

Будь режиссером, я бы снял!
Уверен, был бы интересный
Многочастевый сериал...
Ахиллом был бы неизвестный

Похожий на меня актер,
А мог бы сам сыграть Ахилла...
Да ладно, это шутки, вздор...
Меня учеба захватила,

Общественной работы вес –
На факультете и в общаге,
Но впрягся – и как Ахиллес
Ташу... Досталось бедолаге

Быть старостой на этаже...
Даю задания дежурным,
Взираю, чтоб при зубреже
Окурки не бросали в урны,

Курили, где разрешено –
Не дай Всевышний, чтоб в постели,
Еще пикантное одно
И неприятное: алели

В мусоросборниках клочки
Девчоночьей «дежурной» ваты...
Ну, возроптали мужички...
Пришлось воспитывать:
-- Девчата,

Пред тем, как в мусорник швырнуть, --
Нехитрое, как будто, дело, --
Тампончик надо завернуть
В газетку, чтобы не алело....

Однажды небольшой пожар
Случился в нашей комнатушке:
Уже, готовясь спать, лежал,
Почти и спал – на раскладушке.

На стуле рядышком стоит
Включенная – (читаю) – лампа...
Вдруг набок...Мой матрац горит,
Дымится... Ну, подумал – амба!

Ну, значит, бросились тушить
Водой, потом одеколоном,
Чтоб вонь густую заглушить...
Но спать нельзя, таким «озоном»

Часок подышишь – и каюк!
В холл потащили раскладушки,
Легли... Уснешь тут! Все вокруг
Туда – сюда – дружки, подружки...

-- Ребята, почему вы здесь? –
С вопросом Катя из Канады...
-- Ждем кофе, - отвечаю, -- есть?
-- Есть!
-- Утром... Нет, сейчас не надо...

Сирийский парень, Мухаммед,
Страдает в этой заварушке...
Мы в холле, где не гасят свет,
И он, как я, на раскладушке.

Я русскому его учу,
Арабскому меня сириец...
-- Салям Алейкум, -- бормочу...
В студенческом котле варились

Монголы, африканцы... Нам
Они ужасно интересны...
Жаль, -- по минутам и часам
Расписана вся жизнь... Для тесных

Контактов с ними нет минут...
Нагрузочка – не для Ахилла,
Елва ли сдюжил бы – капут!
С другими воевал нехило,

А повоюй-как ты с собой,
Своим недо-образованьем –
Увидим, вправду ли герой...
А нам приходится стараньем,

Терпеньем преодолевать
И недоразвитую память,
И неспособность понимать
Перебороть, переупрямить...

Чем мог, ребятам помогал,
И мне они порою чем-то...
Со мною вместе проживал
Хохол Иван Калиниченко,

Володя Елуфимов... Сын –
Крестьянский из седой глубинки,
Где пажить, клюква и овин...
-- Что значит «пажить», Саша?...
Вникни,

Как добивался Мухаммед
До смысла сложных слов упорно!
-- Со мной в деревню хочешь, нет?
-- Хочу!
И Мухаммеда сдернул

К своим Володя под Рязань...
В деревне-то мороз покрепче...
И выживания азам
Учился, где больнее, резче

«Расейская» простая жизнь
По чувствам иностранца хлещет...
-- На лыжах в лес...Крепись, держись...
Поди, до сей поры трепещет

Сириец, помня тот мороз,
Когда с бровей свисали льдинки
И побелели щеки, нос...
Вот так живет народ в глубинке...

На печке ночевпал араб,
Испробовав пред тем и баньку...
Арабский парень, но не слаб,
По водке – и иного Ваньку

На спор, коль нужно перепьет...
Такие были сверх ученья –
(Брала Россия в переплет) –
У Мухаммеда приключенья.

В немецком я – передовой,
Я с ним, а он со мною дружит...
Дружу, что важно, с головой...
Она мне в «дойче» верно служит...

В мозгах, по счастью, не «эклер»...
Учительница сверх нагрузки,
Задачу ставит: в ГДР
Есть девушка. Она по-русски

Желает в переписке быть,
А я, чтоб, дескать, по-немецки
Ей отвечал бы, чтоб копить
Реальный опыт...
Есть!
Отметки –

Отметками, но есть резон
В общеннии уже конкретном....
В тех письмах тем диапазон
Неограничен -- и анкетным

Подробностям отдали дань...
Я -- о Москве, мне – о Берлине,
О братьях, и сестре – ну, глянь –
И мне она о том же – ныне...

Чтоб стиль не повторял букварь.
И предрасполагал к общенью,
Фразеологии словарь
Купил двухтомный, чем ученью

Еще один был импульс дан...
Москва... Театры и музеи...
Театроман и меломан –
Хожу, внимаю и глазею....

Сперва «Хованщина» в Большом,
Зал «Гнесинки» и «Третьяковка»....
Пополнить новым багажом
Хочу полней мозги... Неловко

Здесь оказаться в стороне
От мировых вершин искусства...
Не все и по карману мне,
Но, освежая ум и чувства,

Стараюсь чаще посещать
Концерты, встречи, вернисажи...
Один из наших доставать
Умел в «консерваторку» даже

Билеты... С кем-то был знаком
В консерватории Виталий...
Пусть даже и на приставном,
А все ж порою попадали

На наших и заезжих звезд...
-- Спасибо, Тохтамыш!
-- Да ладно...
Отличный парень – честен, прост...
С таким в студенчестве отрадно...

Читать нам – не перечитать!
Библиотека, что в общаге
Лишь на ночь может выдавать
Шедевры – не проси пощады,

Коль рано утром не вернешь,
Что не вполне осилил за ночь,
Накажут – больше не возьмешь...
Вот потому себя терзаешь,

Высиживая по полдня
То в «историчке», то в «ин-лите»,
В «некрасовке» был у меня
Абонемент – чего ж хотите -

Раз книгу надо прочитать, --
Вот и мотался по столице...
Порой не просто и достать,
Но надо, в крайности, стремиться...

Нам в том хотя бы повезло,
Что по «мар-лену» «семинарил»
Сам лектор с нами... Проняло,
Когда он нам мозги ошпарил,

Демонстративно разобрав
Статью «Паденье Порт-Артура»...
Вот это был разбор! Состав,
До «косточек статьи структура

Была показана... Явил
Профессор Прохоров секреты,
Так, будто сам статью творил,
Как будто Ленину советы

Давал, как лучше написать –
И тот их исполнял дословно...
Вот нам бы так же понимать
Написанное! Хладнокровно

Поэлементно расчленять,
Чтоб даже скрытый проявился
Смысл текста – и его понять....
Учил профессор, я учился...

Я встретил в декабре в метро
Ларису... С ней дружили прежде...
Здесь вновь мне выпало «зеро»:
Опять не довелось надежде

Осуществиться – и любовь,
Сверкнув, рассыпалась страстишкой...
Ну, что ж – судьбе не прекословь...
Она была в метро с парнишкой –

Разбойничком-сынком... Ну, что ж...
Повспоминали, погрустили...
-- Как ты живешь?
-- Как ты живешь? –
И разбежались... Жили – были...

Потом – начальник не подвел –
Прислали перевод с работы...
Нашли грабителя... Осел!
Ведь есть на свете идиоты –

Воруют нагло, где живут,
Где трудятся, и неизбежно
Однажды вычислят, найдут...
Нашли безмозглого успешно –

И мне – ура! -- под Новый год –
От Санта-Клауса гостинец –
Тот пресловутый перевод...
И мы с ребятами сместились

В семидесятый год... Пришлось
На сессии потрепыхаться,
Поволноваться... Удалось
И через тот барьер прорваться...

Мы разъезжались по домам –
Каникулы – святое дело.
Даем отставку всем томам –
Дошли в учебе до предела.

Мой польский выпросил Семен...
Дал, но надежда эфемерна,
Что там откроет... Крепок сон
Под маминым прсмотром... Верно?





|

Автор: ventse / Дата добавления: 04.04.2005 03:20 / Просмотров: 1378

Найти все творчество этого автора



Комментарии

DRUK Дата: 05.04.2005 00:37
это, простите, и есть ТОСТ???

Авторизуйтесь, и Вы сможете добавлять комментарии.



© 2004–2020 "Стихи и проза" | Создание сайтов в Донецке — Студия Int.dn.ua | Контактная информация | Наши друзья
Артемовский городской сайт Rambler's Top100 Рейтинг литературных сайтов www.topavtor.com