Сегодня вторник, 11 августа 2020 г.
Главная | Правила сайта | Добавить произведение | Список авторов | Поиск | О проекте



Категория: Весь список произведений - Поэмы и циклы стихов

Журфак-3-12

Поэма одиннадцатая. Людмила Евдокимовна Татаринова....

...Серьезное внимание доожно быть уделено гениальному произведению древней русской литературы «Слову о полку Игореве»....
Автор – истинный патриот. Горячо любящий Родину. Русская земля представляется ему живым существом., могущим скорбеть и радоваться. Поэт взволнованно рассказывает о горестях и страданиях, постигших русскую землю в результате поражения Игоря, воссоздает былое могущество и вспоминает первых князей, посеявших междуусобные раздоры. Чувство родины усиливается благодаря неоднократо повторяющемуся элегтческому рефрену «О русская земле! Уже за шеломянем еси!». Анализируя другие художественные образы. (князей, дружинников. Полный глубокого лиризма образ Ярославны), следует показать, как проявил себя тот или иной герой в действии.описать его внешний облик, сворйственные его характеру черты. Надо определить жанр «Слова». Уметь выделить приемы изложения: монолог, диалог, лирические отступления, батальные картины.
Л.Е. Татаринова. История древней русской литературы. Методические указания для студентов 1 курса филологических факультетов и факультетов журналистики государственных университетов. Издание 6, исправленное. Издательство Московского университета. М., 1968 г.


Подумайте – пятнадцать лет
Вхожу в журфаковское братство!
Судьбы случайный пируэт –
И мне доверено: в богатство

Всех, душу строящих, наук
Вводить студентов самой первой...
Ответственный удел, мой друг!
Ответственность щекочет нервы...

Судьба, похоже, удалась
Ясна научная дорога...
Я помню, как она зажглась,
Звезда Людмилы-педагога...

Уютный аспирантский зал –
Источник тихого горенья.
День ото дня сильней накал
Восторженного вдохновенья...

Уже наметился задел
В трактате диссертационном...
Со мной – незримо – Искандер
О времени толкует оном...

Как объяснить, чем дорог мне
Сей, с Воробьевых гор, мечтатель,
Всегда стоявший над и вне,
Отсталости ниспровергатель,

Российский честный Прометей,
Воитель за народ и волю,
В казенном сапоге властей –
Колючий гвоздь, своей судьбою

Борьбу сложивший и протест,
Нон-коформист пост-декабристский,
Идейный рупор и отец
Всей демократии российской....

Как нынче модно на Руси,
Ища свободный глас в эфире,
Ночами слушать Би-Би-Си,
Так век назад ему, задире,

Внимал интеллигентский люд...
Известно, что и самодержцу
С опаской «Колокол» дают...
Зовя живых, будил надежду...

Каков для вас он? С бородой,
Наказанный в углу, бетонный?
Неправда! Он же молодой,
С душой пылающей, не сонной...

Философ, западник, эстет...
Ему претила несвобода...
А Коля Огарев, поэт
И друг, как Герцен, боль народа,

В душе восторженной носил...
Мой Искандер сопротивленье
В душе вначале замесил,
Привнес его в свои творенья.

Но мало этого: его
Собратьям университетским
Давал отведать... Отчего,
Сочтя тотчас особо дерзким,

Серьезно испугалась власть –
И закатали парня в ссылку...
Эх, власть! Так невпопад попасть:
Добавила в его копилку

Печальных фактов о судьбе
Народа, загнанного в рабство...
И в господине и в рабе
Губилось светлых душ богатство...

Для власти – бяка, браконьер –
(Накрылась светская карьера) --
По сути – Герцен, Искандер,
Был литератор, мой коллега --

И просто честный человек,
Но угораздило в России
Родиться – и бурлящий век –
Поскольку долго ждать Мессии,

В колонну вестников, предтеч
Поставил и его внезапно –
И вот – зовет живых, сиречь
Пророчит, предвещает завтра...

Он с юности умел мечтать,
Претерпевая все утраты...
Поверьте, стоит прочитать
Его романы и трактаты...

Читать приходится не так,
Как в праздности прочтут лениво,
На даче плюхнувшись в гамак,
Безмозглое пустое чтиво.

Осмысливаешь до глубин
Любую фразу, слово, точку...
Чтоб написать еще один
Абзац, хотя бы только строчку...

Мы, аспирантская братва,
Уже давно друг друга знаем...
Корпим над книгой час, и два,
И три, и болдьше... Выползаем

Из Ленинки на Божий свет –
И вереницею – напротив –
В подвал – есть и у нас обед...
Едим, к режиму приохотив

Желудок...После – променад,
Разрядка... Двмгаем толпою,
Манеж минуя, в старый сад,
Что под кремлевскою стеною...

Поди, век с четвертью назад
Вот так и Александр с друзьями
Заглядывал частенько в сад...
Легли сквозь время между нами

Уже незримые мостки,
Как будто с Искандером рядом
Я на виду у всей Москвы
По Александровскому саду

Брожу и обсуждаю с ним
Его «Дилетантизм в науке»...
Летят над садом городским,
В моей душе встречаясь, звуки

Из прошлого и наших дней:
Копыта цокают по камню,
Гудят автомобили... Мне
Так интересно! Извлекаю

Из тех прогулок в летний сад
Урок... Во мне, как в нем, прокрустов
Глухой вопрос «Кто виноват?»,
Загадка: кто вы, «Доктор Крутов»?

И снова аспирантский зал...
Так неподъемны фолианты...
В окошко вечерок вползал...
Рабы науки – аспиранты...

Читаем – до искренья глаз...
Порою и вздремнем без храпа...
-- Читать! – даешь себе приказ...
-- Людмила!
-- Ты откуда, папа:?

Как отыскал?
-- Есть лишь одна
Такая голова в столице...
Не начиталась? Дотемна
Глаза мозолить не годится.

Пойдем?
А папа – постарел.
Вдруг это с болью осознала...
Как в детстве, на меня смотрел
С любовью... Так давно мечтакла –

И вот --я с папой по Москве
Иду, грустя о малолетстве...
В мой гудящей голове –
Калейдоскоп картин о детстве...

Вдруг вспомнился большой пожар...
Тогда мне было... Два?... Четыре?
Покойный дедушка держал
Так сильно за руку... Тушили

Соседи деревянный дом,
Друг жругу подавая ведра...
Лишь вспомню – и опять кругом
Тот запах: горестно и волгло...

Да, с малолетства жизнь сполна
От Люси требует отваги...
Я родилась, когда страна
Уже развешивала флаги,

Десятилетье октября
Готовясь праздновать мажорно
И у «горлана-главаря»
Из поэтического горна

Шли строки, коими горлан,
Взяв роль поэто-хроникера,
Воспел отечество... Роман
Моей судьбы несчастьем скоро

Знаменовался... Отступлю
На несколько шагов в рассказе,
Чем изложенье углублю,
Чтоб в жизненном моем раскладе

Понятно было все и вся...
Отец мой, Евдоким Леонтьич –
Из Бреста, где и родился,
Где и сейчас найдется родич

Леонтия Ярощука...
Из белорусских Горок – мама,
Елена Марковна... Щека
Влажнеет – вспомню... Панорама

Безрадостной поры: чека
С народом странное творила...
За что она выпускника
Из Тимирязевкаи схватила?

Страх с трепетом растут в стране!...
Меня на воспитанье в Горки
Берут дед с бабкой... В Горках мне
Чудесно... Но порою горьки

Воспоминанья. Словно жгут
Затягиваются на горле,
Неизреченной болью жгут....
Еврейское местечко Горки –

На Могилевщине... Жила
Вся мамина родня в местечке...
Библиотека там была
Большая, лесосклад на речке.

Дед лесоскладом управлял,
А бабушка – хозяйка дома...
Жизнь местечковых размерял
Беззвучно – вместо метронома --

Гномон -- особые часы...
По циферблату тень от стержня
Перемещалась... Верасы
Белели-розовели нежно....

Полвека православный храм,
Что в честь святого Николая
Был освящен, светился там,
Ко всенощной людей сзывая...

Конечно, почта, районо,
Где тетушка – экономистом,
В райисполкоме где-то... Но
В том городке, красивом, чистом,

При том, что родичи, любя,
Меня безудержно балуют,
-- Где папа?. – взрослых теребя, --
Тоскую по отцу... Толкуют,

Что, дескать, по работе он
Уехал – и вернется скоро...
Отсчитывает дни гномон.
Он неподкупней прокурора...

Отец вернулся... Чудо – он
Отпущен... Повезло... Однако,
Страх перед будущим силен.
Отец решил: путем зигзага

В пространстве-времени чека
По крайней мере в Беларуси
Переиграть: издалека,
Возможно, и не доберутся...

Он под Воронежем нашел
В научно-опытном хозяйстве
Работу агронома... Вел
Экперименты в многознайстве

О зерновых и кормовых –
И результатов добивался...
На главной выставке Москвы
Успешно после выставлялся.

И я в столицу вместе с ним
Охотно ездила и с мамой...
У них в Москве друзей! Любим
Отец друзьями... Самобранный,

Как в сказке накрывался стол...
Лились ручьем воспоминанья...
Неспешно год за годом шел,
Рождая в душах упованья...

Я под Воронежем пошла
В свой срок, как полагалось, в школу,
Родился брат, а я росла,
Белесой, в бантиках, башкою

Ученье постигала влет...
Четыре класса пролетели...
И вновь родня меня зовет
Обратно в Беларусь.. Хотели

И папа с мамой, чтобы там
Я в средней школе доучилась...
Да только планам и мечтам
Не воплотиться... Так случилось:

Седьмой окончен класс – и вот –
Приметы ли судьбу предскажут?
Отец на лето увезет –
Прощаясь, вслед мне долго машут

Родня, подружки... Не хотят
Подружку с нами под Воронеж
Родные отпустить -- и взгляд –
Ее печален... Проворонишь

Судьбу – и будешь горевать...
Но кто мог знать в тот миг прощанья,
Что мне их больше не видать...
Маша, кричали: «До свиданья!»...

Неспешный поезд нас везет...
Воронеж... Радостное лето...
Каникулы – и нет забот,
Семьей взлелеяна, согрета,

Живу в покое, не тужу...
Я с братом, с крошечной сестренкой
Играю... В клуб порой схожу
На новый фильм, где песней звонкой

Серова восхищает зал...
Был день, как день... Пеклись пампушки...
-- Война!, -- войдя, отец сказал...
На западе гремели пушки...

Отец депеши слал родне,
Чтоб, все бросая, уезжали...
Держались за хозяйство? Мне
Не по уму: соображали,

Какой накатывался враг?
Нас успокаивала тетя,
Что наша армия никак
Врага не пустит в Горки... Что-то

Сыграло роковую роль...
Ведь успокаивала пресса:
Войны не будет... В чьих, позволь
Спросить, то было интересах?

А были б предупреждены --
То жертв едва ли было б столько.
И, может, тяготы войны
Не растянулись бы надолго...

И мы не дождались родню,
А вскоре убегали сами:
Бомбили много раз на дню
Воронеж... Папа ехал с нами,

Хоть и пошел в военкомат
Записываться добровольцем,
Но, бывший арестант, не взят...
С ним, оскорбленным ратоборцем,

Уехали под Сталинград
В Алексиково... У вокзала
Живем... Опасно... Захотят
Бомбить вокзал – и нам немало

Достанется... Отец служил
Как проежде по агрономии...
А нас спасая, уводил
В деревню ночевать... Хромые,

Увечные, в крови, бинтах
Уже встречались на вокзале
Страдальцы-воины... И страх
Внушали видом, ужасали...

Работала и мама... Там,
За рельсами – экономистом...
В хозяйстве помогала нам
Маруся... Слышим – вой со свистом...

Был ясный день. Вокзал – битком –
Десяток воинских составов...
Маруся прибирала дом...
Я вышла на крыльцо... Приставив

Ладошку козырьком к глазам.,
Сестренка в небо поглядела:
-- Бутылочки летят!... Азам
Защиты обучали... Смело

Детишек и Марусю взяв,
Всех повела в подвал напротив,
Укрыться в угол наказав...
Гремело долго... Бомбы бросив,

Фашисты улетели... Тишь...
Я вышла... На вокзале – ужас...
Тут мама:
-- Живы? Что стоишь?
В деревню, быстро!... Поднатужась,

Сестренку на руки взяла –
Пошли туда, где ночевали...
Успели.... Новая волна
Налета немцев... На вокзале

Все всмятку – люди, поезда...
Примчал на бричке бледный папа...
Вот так воочию беда
Над нами распростерла лапы...

Дом у вокзала окружен,
В подвале оставалась бомба...
Шел разговор, что был шпион
С его подачи гекатомба

Учинена, когда вокзад
Был полон... Кем-то был нацелен
Налет – и папа рассказал:
По подозрению расстрелян

Начальник станции... В Пады
Мы все, включая и Марусю,
Стремясь подальше от беды,
Переселились вскоре... Люсю

В восьмой определили класс...
И здесь, в саратовской глубинке
Согрели, приютили нас...
При деле все... Тех лет картинки

В моей остались голове...
Отец, как всюду – агрономом...
Учусь... Мечтаю о Москве,
О лучшем городе, знакомом

Еще с тех добрых мирных лет.
В Москву наезживали часто
И посреди военных бед
Он помнился, как город счастья.

Он звал, сияя и слепя,
О, как я жить в Москве хотела!
Уже я осознать себя
Гуманитарием сумела.

Литература жгла, маня,
Я впитывала книги залпом...
Случалось за себя – меня
Директорша оставит замом –

Когда ей нужно – по делам...
Она вела литературу...
И школьники моим словам
Внимают... Так познать натуру

Призвания пришлось... Хожу
В библиотеку ежедневно --
И я уроки провожу,
Неплохо, видно... Вся деревня

Учительницею меня
Привычно кличет без кавычек...
Учу ребят, учусь... Ни дня
Без книжек я... Иных привычек,

Как будто не приобрела...
Училась только на отлично...
Так и экзамены сдала...
И папа доставляет лично

Меня в столицу на филфак....
Медали учредили после...
Ажиотаж, кошмар... Аншлаг...
В итоге – нет, не удалось мне

В гуманитарии шагнуть...
А из Москвы не уезжаю...
Сдала в технический, но чуть
Вошла в тематику – рыдаю –

Настолько это – не мое --
Достались горькие коврижки...
Мое тоскливое нытье
Достало маму – и мыслишки

Спасительные родились...
У мамы близкая подруга –
Агроскина... Вдвоем взялись
Атаковать ее супруга...

Который был ни кем иным,
Как зам. министра высшей школы....
Подруга толковала с ним –
Решил помочь... И очень скоро

Я, сдав бумаги на филфак,
Допущена без испытаний –
Отличница же – просто так...
Филфак, предел моих мечтаний,

Отныне и навеки – мой!
Сорок четвертый год... Границу
Освободительной войной
Солдаты перешли... Мне снится

Дом в Горках... Школьные друзья...
Наводят папа с мамой справки...
И скорбью души нагрузя,
Приходит весть: погибли... Краски

Картины гибели родни
Черны навечно и кровавы...
Терзайся, сердце, и садни,
Для бедных пасынков державы

Будь нежною, сыра земля...
Рассказывали нам, что тетя,
Когда за ней пришли, веля
Уйти в отряд, мол там спасется,

-- Нет, отвечала, -- разделю,
Что суждено и папе с мамой...
Господь, о милости молю
К ним, отнятым бедой кровавой...

Втречались средь студентов те,
Кто требовал на «дойч» запрета...
Их правоте-неправоте
Сочувствовала, но предмета

Не отвергала... А была
Приписана к немецкой группе,
Огромной, кстати... Привела
Инспекторша... Ну, я в отрубе –

Не группа, а толпа...
-- Куда? –
Преподавательница строго, --
Она в решении тверда:
-- Нет. Не возьму. Их слишком мноого...

И вдруг из группы голоса:
-- Пожалуста возьмите, просим –
Бывают в жизни чудеса...
-- Ну. что ж, ищите стул... Заносим

Вдвоем с инспекторшей... Сажусь –
И все пять лет я в этой группе...
И с упоением тружусь –
И счастлива... Со всеми вкупе...

Мне посчастливилось встречать
В столице славный день Победы.
Восторг, подъем – не передать!
Всем верилось – минуют беды!

И пусть нам голодно жилось –
Пайки, талоны, отоварка...
Не подступала к сердцу злость.
Все жили праведно и жарко.

Подруга Зоя Зелентух,
Чьи папа с мамой фармацевты,
Порою поднимая дух,
Ту патоку, что шла в рецепты,

В добавок к скудненьким пайкам
Нам приносили из аптеки...
Все супер-редким толстякам
Тогда дивились -- род потехи...

Хожу на лекции к богам!...
Какие нас учили мэтры!
Поспелов, Гудзий, Бродский нам
Читали лекции... Концерты

Давал Поспелов... Он играл
Нам после лекций на рояле...
Сам Яхонтов стихи читал
В Коммунистической... Гуляли

Потом по Горького толпой...
Несли, конечно, кавалеры...
Конфеты мне наперебой –
Была сластеною без меры,

Горстями, правда, сласти есть
Финансы нам не позволяли.
Пирожное частей на шесть
Делили, если покупали.

Любила фирменный грильяж,
«Столичные»... Слилась наука
С московской жизнью... Антураж
Учебы, быта и досуга

Был изумителен... Жила
На третьей улице Ямского
В чудесном доме... Как нашла
Тот вариант, когда такого

Не знали в массе москвичи?
Простор и все удобства в доме --
(Так жили звезды, богачи) –
И я – при папе-агрономе...

Снимала угол в том раю
Я у княгини Оболенской...
Я словно бы в ее семью
Вошла... Со мной пособолезнуй:

Был, кажется, ее супруг
Послом в Германии – и канул...
В учет не брали и заслуг,
Режим, видать, без крови вянул.

Был у княгини сын Кирилл.
Он по утрам чудесный кофе
Мне на подносике носил...
Пила его в своем «алькове»...

Посылки от моих родных
Прекрасным были нам подспорьем.
Зимой и гусь случался в них,
О том, кому варить, не спорим.

Я не касалась до стряпни
Тем более Елизавета
Аркадьевна... Вы что7 Ни-ни!
Кухарка Нюша есть на это.

Меня княгиня между тем
Тактично и подвоспитала...
Кириллу:
-- Видишь, как я ем,
Как пью?.....
А я на ус мотала...

Летели лета... Раз – и нет...
А практика в московской школе?
Я – отголоском прошлых лет –
Веду уроки... Мне такое

Занятье по душе – вполне...
Не отпускают ребятишки...
Так радостно, представьте, мне:
Литература, дети, книжки...

Директор школы:
-- В общем, так:
С дипломом к нам прошу – обратно,
Договорились? Вот, чудак!
Приду... Мне в школе так отрадно...

Диплом о Чехове пишу:
«Вишневый сад», драматургия –
У Бродского... В душе ношу
Восторженное чувство... Кия

Не нужно – подгонять, толкать...
Меня не оторвать от книжек...
Есть мысли и слова... Писать
Нашлось о чем... Диплом... Подвижек

Дальнейших в вузе не ждала,
Готовилась вернуться в школу,
Где ждут привычные дела...
Поспелов: поздравляю! Скоро

В аспирантуру поступать...
Охотно вас рекомендую...
Да, не придется отдыхать...
Мне не хотелось ни в какую

Аспирантуру... Я в мечтах
Себя уже определила
В учительскую... В ней мне так
Привычно и отрадно было...

Но папа в письмах умолял
В аспирантуру согласиться...
Сам отказался, сплоховал...
-- Вы вот что... Надо поучиться, --

Поспелов, -- а потом решать..
В дипломе – не одни пятерки --
И в Ленинке берусь читать,
Доучиваю, чтоб касторки

На аспирантских не глотать
Экзаменах от профессуры...
Учу отчаянно... Сдавать –
Так уж сдавать... Моей натуры

Особенности – в пол-руки
Не делать ничего... По полной
Учу... От пухлых книг – ни зги –
От раннего утра до темной

Глубокой ночи – и сдаю...
По философии – порядок!
Немецкий – шпрехаю, пою...
Последний – тут боюсь накладок...

Коль весь большой ареопаг
Меня тестировать возьмется,
Большой ли маленький ли брак
Легко наверняка найдется...

Но задан был один всего
Вопрос:
-- Определились с темой?
-- Да, Герцен...
И пошло... Чего
Не ожидала, все проблемой

Подбора темы занялись,
Пинг-понг... Кто за. Кто против... Хором
В энтузиазме спорят... Близ
Таких умов, научным спором

Решавших за меня вопрос, --
Мне лишь молчать и брать в копилку
Их аргументов переброс...
-- Пожалуй, проза....
-- Да, и ссылку

Включить, как актуальный фон...
-- Тридцатые – сороковые?
-- Конечно! – обший унисон...
Так коллективно вдохновили

На Герцена профессора,
Как будто здесь не мне экзамен,
А их симпозиум... Ура!
Пятерка... Мне казалось, замер

Весь город, разделив восторг,
Со мной, которая летела...
Троллейбус рядышком исторг
Клаксон веселый... Я хотела

Весь город в этот миг обнять...
Ура, Москва! Я аспирантка...
Лечу – меня не обогнать,
Душе и песенло и сладко...

В те дни на Ленинских горах
Уже огородили площадь...
Там встанет на семи ветрах
Научный город... Заполощут

Все флаги... Там, где век назад
Мой Герцен с Колей Огаревым
Клялись бороться – (жаркий взгляд
Сиял) – величественным, новым

Стоять – по плану – корпусам
Родного университета...
Мечтая, верим чудесам...
Грядет восьмое чудо света...

Вначале Броский мной рулил,
Затем Глаголев взялся править...
Период подготовки был,
Конечно, трудным, сложным... Ставить

Аналитический подход
К филологическим проблемам
Старались оба... Тот и тот
Идеям и мифологемам

В словесных герценских пластах
Со мной недели посвящали,
Оспоривали каждый шаг,
Чем с разных точек освешали...

Мои открытия... Но вот...
Защита ..
И проедупредили:
Поспелов черные кладет
Всегда шары – не огорчили б...

Но черных вовсе нет шаров.
Единогласно – за... Победа!.
Тогда еще больших пиров
Не учиняли... Ну, да это –

Не главное... В высокий цех
Допущена... Мне дали степень...
Слегка отметили успех...
Что далее? Что делать с этим?

Мне – четверть века, двадцать пять...
И вот я снова на пороге...
Труднее ль, легче ль стартовать
«Зеленым» кандидатом? Тоги

Академической покрой
Мне не дает приоритетов...
И – «Дверь, -- мне говорят, --: прикрой
С обратной стороны!...»... Советов

Наслушалась со всех сторон,
Но нет работы настоящей,
По сердцу, с чувством в унисон,
Хотя бы малость подходящей...

Тут наступил тревожный год...
На пять минут заводы встали...
Обеспокоен весь народ:
Что с нами будет? Умер Сталин...

Ушел – и пребывает там,
Откуда, к счастью, не вернется...
Ну, Бог судья ему...
Мечтам
Моим пока не удается

Осуществиться... Правда, год
Любовью до краев наполнен...
Глядит на Божий свет, зовет
Дочурка-крошка... Ну, покормим,

Конечно...
Даже не понять,
Как прежде без нее и Юры
Жила... Вам любопытно знать,
Как все случилось?
Ох, натуры

Мирской, гляжу не изменить...
Ну ладно. Расскажу. Позднее.
Не дам в неведенье изныть,
Сама скажу, чтоб ахинее

Не дать простора...
Год еще
Прошел в в попытках утвердиться...
Ресурс надежды истощен...
Но тут журфаку отделиться

И двинуться своим путем
Взбрело... Начальству поклониться --
А вдруг найлется место в нем:?
Должна и я к судьбе прибитьса....

Сомнений бред обуревал...
Но все ж иду... Меня Засурский –
(Он – зам декана) – принимал...
Знакомы – в аспирантском сусле

Бурлили вместе... Наповал:
Коль к ним хочу, должна студентам
То, то читать... Перечислял...
Ну, нет – к таким экспериментам

Не подготовлена: читать –
От Нестора и до Толстого –
Едва ли кто-то смог бы... Знать,
И здесь прокол... Прощаюсь... Снова

Мне по инстанциям блуждать...
За дверь, а на пороге – Юшин,
Мой одногруппник...
-- Стой! Встречать
Давно не не приходилось... Сушим

Мозги, где педагогов брать...
Тут ты... Пойдем ко мне, обсудим...
Я зам. декана... Обсуждать
Пришлось все то же...
-- Знаешь, будем

Сотрудничать... За мной должок...
Ты помнишь первый курс, начало?
Я с фронта, на мозгах замок,
В башку ничто не проникало.

Смеялись надо мной – беда,
Девицы – и душа стонала...
Но, помнишь – только ты тогда,
Лишь ты одна мне помогала...

Дождемся августа... Придешь –
А в сентябре пойдешь к студентам....
Эй, молодость, ты где? Зовешь –
Нет отклика, увы! Моментом

Пятнадцать промелькнуло лет...
То дождь, то снег над Моховою
Журфак – серьезный факультет –
Моей душой и головою

И поглощен и освещен...
И в каждом, чьи глаза – напротив,
Росток моей души взращен
Уже оттуда приохотив

Любить, читать и понимать –
(Любить на первом месте) – Слово
И Родину. И почитать
Далеких предков, в чем основа

Гражданственности, и судьбы,
Порядочности, героизма,
Без нагловатой похвальбы --
Достойного патриотизма.

Опять сентябрь. И новый курс
Ко мне идет за откровеньем
Они еще войдут во вкус.
Еще божественным твореньям,

Пришедшим из седых глубин,
В их памяти укореняться.
На фоне сказок, и былин,
И «Слова о полку...» -- влюбляться...

Так страшно было стартонать
Пятнадцать лет назад... Часами
Сидела в Ленинке... Писать --
Со ссылками и адресами:

Что прочитать и где искать
Во всех подробностях старалась
Страниц по двадцать – и читать
Назавтра легче... Но боялась

Вопросов... Вдруг чего-нибудь
Не знаю – будет очень стыдно...
Теперь-то запросто – ничуть
И не смущаюсь, очевидна

Уверенность – и говорю
Спокойно:
-- Я пока не знаю!
В серьезных книжках посмотрю,
Отвечу позже. Отвечаю –

Студенту позже – нет проблем...
Такой подход рекомендую,
Кого заботит это, всем...
Привыкла так – и не бедую...

Тогда ж в студенческих рядах
Мои сидели одногодки.
Их взгляды вызывали страх...
И -- о фигуре и походке,

Казалось, все лишь говорят...
Но – если в тему вовлекалась,
Все суетное – прочь... Звенят
Мечи над ратным полем... Жалость

К Буй-туру мне туманит взгляд,
Загадку странного Овлура
Студенты разгадать велят...
Теперь походка и фигура

В работе помогают мне...
Тихонько комплексы скисают,
И, хоть не исчезают, вне
Контекста лекций угасают...

Запомнился смешной сюжет..
Подходят в перерыве двое:
-- Вопрос?:
-- Да... Спорим... Ваш ответ
Предельно важен...
Головою

Мгновенно пробежала вся
Моя сегодняшняя тема –
И ужас в сердце мне впился:
-- В чем дело?
-- Знаете, проблема –

Ее не можем разрешить,
Спор не на шутку разгорелся,
Лишь вам по силам потушить
Конфликт... Он: жемчуг ваш гляделся

Поддельным... я на то ему:
Не может быть, он натуральный...
Кто прав, а, стало быть, кому
Платить за пиво?
Им, нахальным

Мальчишкам, разрешила спор –
И посмеялась с облегченьем...
Но приходилось кругозор
Всемерно расширять...
С теченьем

Неумолимых быстрых лет
Мне с ними, думаете, легче?
Они менячются... Ответ
Не всякий их устроит, резче

Вопросы... Нравственный аспект,
Замешанный на параллелях
С текущим днем... А интеллект
Неравноценен, хаос в целях...

Вот на меня глядит в упор
Огромными глазами парень...
Гипнотизирующий взор
Всегда раздумьем затуманен...

Что думает, к примеру он, --
Спрошу -- о половце Овлуре?...
А парень, именем – Семен,
Не отвечает мне... Толкнули,

А все равно – молчит, глядит...
Глаза блестящие по блюдцу...
Ну, ладно... Неужели спит?
Глаза открытые... Смеются

Соседи... На меня в упор
Глядит, чудак, не отрывая
От взгляда взгляд... Глубокий взор
Таит загадку... Уповая

На то, что умственно здоров,
Веду рассказ о Слове дальше...
Любовь студентов! Из даров --
Ценнейший... Мне за что-то дал же

Господь волшебный этот дар,
Хоть я не хоровожусь с ними,
Не капаю агар-агар,
Не рассиропливаюсь... Чтимы

Лишь те учители, чей свет
С годами только ярче, гуще...
От них, великих, нам завет –
Не суетиться... Коль присуще

Достоинство, тори свой путь,
Простой довольствуйся судьбою,
Работай... Не кажись, а будь!
Надейся – и Господь с тобою...

Ну, вы упрямы! Так и быть,
Вам расскажу, раз обещала...
Тот день вовеки не забыть
Спеша, по лестнице сбегала

В библиотеке... На пути
Стоят два парня на площадке...
Ко мне: не помогу ль найти...
Неважно, что... В судьбе закладки

Сюрпризны... Быстро телефон
Им записала – торопилась...
Не вскоре позвонил... Не он,
Не тот, кто спрашивал... Случилась

Извечная простая вещь...
Об этом лучше – у поэтов...
Чем покорил меня – бог весть.
Судьба и точка... Перепето

Об этом в песнях от и до...
Звонил... Стал приглашать куда-то...
Со мною горькою бедой
Делился не таясь: стаккато

Сердечных стуков дало сбой...
Татаринов.. Поди рвались бы
За флотскою и вы судьбой
С такой фамилией... Не избы

С домами снились пареньку,
«Двух капитанов» поглощая,
Мечтал: и на его веку
Достанет парусов... Мечтая,

Он поступил... Гардемарин,
Курсант училища морского...
Тельняшка, бескозырка... Клин
В морские клеши вставлен... Скоро

Их, ленинградцев, на парад
Послали праздничный, в столице...
Простыл в палатке... Невпопад
Судьбе болезнь... Беде случиться

Всегда надеждам вопреки
Угодно... Лишь пенициллином
Спасли... Сердечные щелчки
Засбоили... Порок единым

Ударом крест на всей мечте
Поставил, рухнули надежды...
О чем рассказ-то? О тщете
Надежд? Мольба ко мне: утешь ты?

-- Все, Юра, будет хорошо!
Поверь, что песенка не спета,
Мы все барьеры – в порошок
Сотрем – и победим... Победа

Меня объединила с ним
Под крышей старенькой избенки
У Курского вокзыла... Дым
Печной трубы над ней... Пеленки...

Достойно все превозмогли...
Начальник главка «Роспушнины» --
Мой муж!... Не зря в борьбе прошли
Пятнадцать лет... Из мешанины

Событий, фактов и любви
Все вспоминается отрадно...
Мы в той избушке виз-а –ви,
Где жили просто, непарадно.

Заочником одолевал
Свой пушно-меховой ударно...
А после лекции встречал
С цветами... Ярко, светозарно,

Встречая, радовался мне...
Я тайно Господа молила,
Одна оставшись, в тишине,
Чтоб дней остаток разделила

С любимым... Каждый день звонил
Ко мне на кафедру, справлялся,
Как все прошло... Легко ловил
Обиды отзвук.. Огорчался

Моим печалям... Как всегда
Он радовать меня старался...
Вела счастливая звезда
В тот день, когда он оказался

Случайно на моем пути...
Подобных Юре не бывает:
Подарок мне преподнести –
Для Юры – радость... Покупает

Обновки... Вообще-то я
В делах житейских непрактична,
Беспомощна... Одетая
Благодаря ему прилично --

(А у него – отменный вкус) --
Хоть в этом не комплексовала...
Я, как могу, о нем пекусь...
Таких, как он, и вправду мало,

Что, кстати, мама признает:
-- Пройдет немного лет – и внучка
Однажды жениха найдет...
Иная теща – ведьма, злючка...

Запомни, Люся: никогда
Ты зятя будущего с Юрой
Не сравнивай... Сияй, звезда,
Над головою белокурой...

А как он шубу покупал?
Позвал в Столешников однажды:
-- Примерь! С размером угадал...
Фасон? Поверь – сверхмодный... Каждой

Хотелось бы такой иметь...
Берем!
-- Постой! Цена – гляди-ка...
-- Не будем на ярлык глядеть!
Мы вышли с шубой – и гвоздика

Была в киоске по пути
Им куплена... И вот – шикую
Он так хотел приобрести
В подарок именно такую,

Что даже ссуду попросил....
-- Носи и радуйся, Людмила!
Сам скромное пальто носил...
Ну, я, конечно, оценила

Поступок мужа высоко...
Мы жили ярко, интересно,
Задорно, радостно, легко,
Аччелерандо, виво, престо...

Как песня – жизнь, судьба – как сон:
То Веймар, то Варшава... Сказка!
И рядом он, и в сердце – он,
Тепло души его и ласка...

В году минувшем жуткий грипп,
Бродя в Москве, свалил и Юру...
Два месяца надсадный хрип
Его душил... Температуру

Никак не удавалось сбить...
Но оклемался, слава Богу...
Помчались на курорт—взбодрить
Больного... Вышел понемногу,

Окреп, набрался новых сил...
Чуть отпустилдо беспокойство...
Когда болеет – свет не мил...
А он же рыцарь – и геройство

При мне старался проявить,
Бодрился... Я же лишь молилась,
Чтоб только дальше вместе жить
И светлая судьба – продлилась...

Повесим новый календарь,
Сведем со старым годом счеты...
Семидесятый год, январь.
Страда – экзамены, зачеты....

Послесловие к третьей части

Мы стали старше на семестр,
Барьер незнанья сокрушили.
Пусть в нашу честь звенит оркестр –
Мы вправду подвиг совершили.

Нет, мы не гении, увы –
Обычные, из серединки...
Нас в общежитиях Москвы –
Как в банках жестяных – сардинки.

Как было трудно – знает Бог.
Мы сжали зубы – и боролись...
Немало тех, кто так не смог,
А мы смогли. Не прокололись.

Еще линялое хэбэ
Хранится чистое – в респекте...
Мы что-то поняли в себе
И в окружающем контексте...

От нас уходит – не жалей,
Что было—и уже не будет.
Мы обрели учителей –
Какие люди! Нет, не люди,

А боги, волею небес
Нас крепко взявшие за руку,
Ведушие в страну чудес,
В единственную их науку.

Пришли к нам новые слова –
И странные явились мысли...
Мы в центре, а вокруг – Москва!
Москва! Нас в москвичи зачисли!

Пусть это только первый шаг,
Еще – по минимуму – девять,
Мы – на журфаке, а журфак –
Уже он в нас... Что с этим делать?...



|

Автор: ventse / Дата добавления: 04.04.2005 03:33 / Просмотров: 1256

Найти все творчество этого автора



Комментарии

Комментариев нет.

Авторизуйтесь, и Вы сможете добавлять комментарии.



© 2004–2020 "Стихи и проза" | Создание сайтов в Донецке — Студия Int.dn.ua | Контактная информация | Наши друзья
Артемовский городской сайт Rambler's Top100 Рейтинг литературных сайтов www.topavtor.com