Сегодня пятница, 24 января 2020 г.
Главная | Правила сайта | Добавить произведение | Список авторов | Поиск | О проекте



Категория: Весь список произведений - Поэмы и циклы стихов

:Журфак-4-3

Поэма вторая. Тома Юстюженко

Билет в агентстве мне купил –
И в Домодедово с вещами
Меня джентльменски проводил
Грузин Людмилин... Восхищали

За домодедовским окном
Стремительные самолеты...
В буфете очередь...
-- Пойдем,
Зачем буфет, послушай?..
-- Что ты,

Мы рейс пропустим, Автандил!
Пока обслужат в ресторане...
Нет, он совсем не убедил,
И не привыкла Христа ради...

Но вспомнила несчастный шарф...
Решила: обижать не буду...
Сидели, не спеша вкушав...
Себе твердила: не забуду

За объявленьями следить...
Но в ресторане их не слышно –
И удосужилась забыть...
Вдруг точно шилом ткнули: вышла –

-- Заканчивается, -- гудят, --
Посадка до Новосибирска...
Несусь, толкая всех подряд...
Бежать-то, в общем-то не близко –

Сквозь весь огромный терминал...
А Автандил несется следом
С вещами – и не обогнал...
Рекорды бьем таким пробегом –

Единым духом добежав,...
-- Прощай!
Меня препровождают
Вслед пассажирам... Поднажав,
На лайнер второпях сажают...

Меня кавказский джентльмен
Вогнал невольно в перегрузку –
Не отдышусь... Благословен
Момент посадки в «Ту»... «Раструску»

Мисс в синей форме провели –
И вот уже гудят турбины...
Разбег! И взмыли от земли,
Густые облака пробили...

Нас привечает на борту
Пилот-начальник с экипажем...
На сто трищцать четвертом «Ту»
Теснее было... Ну, расскажем,

Как я полет переношу...
В «авоське» кресла нет пакета –
Его заранее прошу
У стюардессы... Входит это

Всегда в полетный ритуал...
Теперь могу, откинув кресло,
Вздремнуть... Куда бы затолкал
Семен свои ходули? Тесно

Здесь даже мне... И Автандил –
Ведь он Семена подлиннее...
А пот Семен не проводил –
Уехал раньше... Он о Нелли

Новосибирской как-то раз
Рассказывал... Что был солдатом,
Она – студенткой... Тот рассказ,
О том, что было с ним когда-то,

Меня нисколько не задел...
Наивно парень тем рассказом
Себя мне выразить хотел...
Такой большой, а детский разум --

Короче говоря, простак...
Новосибирск в его рассказе
Звучал паролем раз полста...
Я прилетела к тете Тасе...

И Ольга Руднева при ней –
Свекровь с невесткою не ладит...
Меж ними, как меж двух огней...
Ну, прекратите, Бога ради!

На двести пятый – и вперед!
Вагонное стекло в узорах...
Мой поезд – местный, он ползет,
Быстрее бы домчался скорый.

Но к двести пятому в Чанах
Приспеет «Пазик» до райцентра,
До Венгерова... Кто в пимах,
Не мерзнет... Точно сколопендра

Вползает в сапоги мороз –
И пробирает до извилин...
Почти мгновенный переброс
Еще привычно мной осилен,

Но возвращаться навсегда
Сюда я вовсе не желаю –
Зовут большие города...
Окоченело прибываю

В райцентр... Вот только здесь мороз
И начинается ссибирский...
Дрожу—пляшу... в перчатку – нос...
Путь до Усть-Ламенки неблизкий.

Пока автобус подойдет –
Ты превращаешься в ледышку...
Ну, слава Господу, везет...
Я руки для иепла под «мышку»

Засуну – и в анабиоз –
То ль сон, то ль кома... Посередке...
В Москве мороз – и здесь мороз
Различны... Оттого без водки

Не может вовсе сибиряк:
Хоть на мгновенье согревает...
Семен не пьет... Ему-то как?
Усть-Ламенка меня встречает...

Отец отбрасывает снег –
Изба в январских горностаях...
И вот я дома... После всех
Нагрузок, стрессов – так устала...

Я дома... Накалилась печь...
Матрена—бабушка жалеет,
Что, мол, худа... Скорей бы лечь...
Мать у соседей баньку греет...

Я долго не могу в парной –
Не деревенского замесу –
Погрелась, облилась водой –
В избу... Скорей в постель залезу...

Тепло и мягко... Только сон
Меня в избенке не находит –
Задумалась о том о сем...
Да, о Семене тоже... Вроде

И разницы особой нет –
Всего лишь новый обожатель
И не сказать, что клином свет
На нем сошелся...Так, приятель...

Но карие его глаза
С едва намеченной косинкой
Во мне включают тормоза –
Не убежать... Неявной силой

Спокойный обладает взгляд,
Он обволакивает душу...
Четыре месяца назад
Какую Дашу иль Танюшу

В зрачках бездонных отражал?
Ревную? Вот же ахинея!
Наивный парень... Зря сказал,
Что есть в Новосибирске Неля...

Ведь он ей посвящал стихи...
Конечно. слабые, но все же...
Сентиментальной чепухи
В районках начиталась... Может,

Витковский с Волгиным не зря
Его на читке отхлестали?
Могу ль, с собою не хитря,
Сказать: таким вот в идеале

В мечтах являлся мне мой принц?
Нет, он далек от идеала...
Ирония судьбы, каприз?
Еще его я знаю мало,

Однако протянулась нить –
И расстоянье не помеха...
Ума хватает, чтоб ценить
Надежность крепких рук, а эхо

Доносит мне издалека
С металлом голос – под Кобзона...
Проснулась... Белый день... Щека
Алеет – я во сне Семена

Увидела – вот это да!
А что там было – ну и казус!
Такая снится ерунда!
Похоже входим в новый фазис

Взросленья – вот и в нем Семен
Без спроса занимает место...
А парень ведь в меня влюблен...
Вот прямо – тили-тили тесто...

Усть-Ламенка белым-бела...
Сюда бы привезти Семена,
Вся б фанаберия сошла...
Забыла номер телефона

Его родителей спросить...
Поди вовсю сейчас пижонит?
Студент московский --- фить-пирить!
Поди, пред кем-нибудь кобзонит --

Бог голосищем одарил!
Задатков-то у парня много –
Недотянул, недоразвил –
И, стало быть, в долгу у Бога...

Мне даже боязно с таким:
Ведь довоспитывать придется,
Чтоб состоялся... Поглядим...
Вот я вернусь, и он вернется...

В деревне скучно мне теперь...
А Черновцы – красивый город, --
Твердил Семен... Поди, проверь!
Нет, чтобы взять с собой... Здесь холод –

Там юг – и, стало быть, теплей...
Ведь есть и в Черновцах девчонка –
Его подружка с детских дней --
Колдунья – длинный «хвост» и челка...

Воображаю... И ушко,
Конечно. в глупых «завлекалках»...
Нет, впредь Семена далеко
Не отпущу... Конечно, жалко...

Его жалею, простака:
Польстится легкою добычей –
И ни за понюх табака
Пропал... И о любви талдыча,

Другая парня уведет...
А это было бы обидно...
Придется в жесткий оборот
Брать парня – выхода не видно –

Я не хочу его терять –
Такая выросла петрушка...
Похоже, надо уезжать...
Ведь Валька, школьная подружка

С Лариской вышли на простор...
Без них, подруг, совсем тоскливо...
Здесь мой мирок – изба и двор...
Дней пять побуду – некрасиво,

Приехав, сразу убегать...
Ну, все соседи поглядели
На чудо в перьях... С ними мать
Дочуркой погордилась... Нелли!

Ее мне надо повидать...
Зачем – пока сама не знаю,
Но надо... Ладно... Уезжать!
Эх, сторона моя родная,

Прости, но у меня дела...
Меня сама судьба в дорогу
Сейчас негромко позвала...
В душе неясную тревогу

Я ощущаю... Михаил...
Еще одна моя забота...
То красной нитью проходил
Он по судьбе, а то кого-то

Еще судьба мне привела...
Но сравнивать парней нелепо:
Я, деревенщина, нашла
То в Мише, что духовным хлебом

Для знаний жаждущей души,
Моей души растущей стало...
Источник знаний... В той глуши,
Где выросла, я не встречала

Таких, как этот эрудит...
Его от знаний распирало –
И вот девчонка, что глядит
С восторгом... Губкою вбирала

Все, чем делился Михаил...
Ему же надо поделиться –
Потребность важная... Он был –
Наставником, я – ученицей...

Был он, окончивший мехмат,
Такой знаток литературы,
Что – пусть филилоги простят –
Нет среди них таких... Амуры

Здесь вовсе ни при чем... Семен
Ревнует – и напрасно, кстати...
Понять не в состояньи он,
Что с Мишей – в разной ипостаси...

Семен необразован, прост...
А тот напичкан разным знаньем,
Что мне дает духовный рост...
А этот... Обойдусь признаньем,

Что место есть ему в душе...
И вот – о нем ночные мысли...
Но не сказала б, что уже
Безумно влюблена... Изгрызли

Те мысли голову дотла...
Грешно Семену обижаться –
Ведь он не муж мне, не дала
Я обещаний воздержаться

От содержательных бесед...
И с эрудитом-аспирантом,
Поди еще увижусь, нет?
Надеюсь, да... Не арестантом

Живу – свободная душа...
Хочу встречаться – и встречаюсь...
А коль кому нехороша –
Свободен... Даже восхищаюсь

Собою, смелой – какова?!
А вот смогу ль сказать Семену
Все эти, смелые, слова,
Когда он смотрит так влюбленно?

Вопросец на засыпку... Дать
Прошу часок на подготовку...
А Светка Назарюк, видать,
В свою отправилась Кыштовку.

Мы с ней соседки по судьбе...
Был слух – она сходила замуж...
Ну, тут уж каждая себе
Сама судья... Ломаем сами ж

Судьбу и втаптываем в ложь –
Самим и отвечать за это...
За все заплачу и за все ж
И заплачу... Словам поэта

Примеры есть в любой судьбе –
И ложь не вынесешь за скобку,
Но каждый верит, что себе
Отыщет обходную тропку...

Сосульки толстые висят
Над окнами пятиэтажек...
Морской проспект, дом 60...
-- В деревне и недельки даже

Не выдержала?
-- Ждет Москва...
И есть проблема, тетя Тася...
-- Ты лучше отдохни сперва,
Потом с проблемой расквитайся...

Слоняюсь под Новосибирском,
где на дорожке к пустырю
прижата камушком записка:
«Прохожий, я тебя люблю!» --

Скрываясь от Хрущева здесь,
Писал когда-то Вознесенский...
Духовности высокой взвесь
Научный городок вселенской

Известности отважно нес
В шестидесятническом стиле...
Здесь я жила и здесь пророс
Посыл к журфаку – и растили

Мне тайно душу и мозги
Самою атмосферой здешней,
Чего хватило для Москвы...
Но я туристскою беспечной

Сейчас слоняться не могу:
Моя бессонная забота
Торчит, как ржавый гвоздь, в мозгу –
Так неприятно отчего-то...

Итак, мне нужен телефон...
09... Называю имя —
Его не стал скрывать Семен...
Записываю... Нестерпимо

Желанье осознать, понять...
Звоню... Так долго нет ответа...
Так соберутся ли поднять
Там трубку? Ожиданье это

Сердцебиенью даст разгон...
-- Алло? Я слушаю...
-- Вы – Неля?
-- Да...
-- Однокурсник мой, Семен,
Поскольку, дескать, я – «земеля»,

Просил меня увидеть вас –
И поделиться впечатленьем..
-- Ах, вот как! Интересно...
-- В час
Могли прийти бы...
-- Без сомненья!

Куда?
-- В партийный кабинет
Новосибирского райкома...
Знакомо учрежденье?
-- Нет...
Нет, совершенно незнакомо...

-- На Сибревкома...
-- Я найду...
Так ровно в час? Договорились!
-- Коль надо, малость подожду...
И вот – мы встретились... Вцепились

Друг в друга взглядами...
-- И как?
Какое, то есть, впечатленье?
Вас, значит, подружил журфак?
Я вся – сплошное удивленье...

-- Откуда.. вам известно? Мне
Не удается скрыть расстройства..
-- Он все мне рассказал в письме...
Что ж, дар его такого свойства,

Что ваш гуманитарный вуз,
Пожалуй, то, что парню нужно...
Здесь – мой подарок скромный... Груз –
Неощутимый... Знаком дружбы –

Книжонки тонкие стихов...
Здесь знаменитые поэты
И книжки наших земляков...
-- Я передам...
И все на этом...

Но я расстроилась... Семен
Меня обидно огорошил...
Как быть с ним дальше мне, коль он,
Выходит, не такой хороший,

Каким казался... Я почти
Его определила в принцы...
Боюсь, что чувство не спасти..
Как жалко, что с мечтой проститься

Придется... А была мечта?
Не знаю... Может быть... Бессонно
Все думаю... Считать до ста
Берусь – не сплю из-за Семена...

Опять Москва и филиал...
Обшарпанная комнатушка...
Скорее бы диплом – финал...
И в напряжении макушка...

Трамбуют вновь профессора
Науки в черепушки туго...
Едва ль труднее на-гора
Ташить добытый в шахте уголь...

Холодный интеллектуал –
Профессор Западов... Вершина...
С нее он нас обозревал...
Картина та еще... Страшила

Его познаний глубина...
Век восемнадцатый России
Профессор изучил до дна...
Попробуй – что-нибудь спроси – и

Он даст детальнейший ответ,
Отметив, где читать об этом –
Как все, считавший свой предмет
Важнейшим... Он еще, заметим,

Старался нас подвоспитать:
То передразнивал студента,
Что не способен постоять,
Не опираясь, и момента,

То сленг студенческий бранил,
Взывая говорить по-русски...
Один студент изобразил
В три закорючки авторучки

Его святым и с нимбом... Дед
Старался не подать нам виду,
Что тем рисунком был задет...
С усильем подавив обиду,

Экзамен учинил: мол, нимб
Изображен над головою,
А может, это все же лимб?...
За этот микрошарж с лихвою

Всем выговаривала нам,
Стыдила строго Валентина
Свет Тимофеевна... Азам
Учила вежливости... Видно,

Пожаловался Александр
Васильевич... Его хватило
Ненадолго... Души скафандр
Зашитный, видно, прохудило...

А разобрать по существу –
Гордился б: явно, что с почтеньем
К нему, почти как к божеству,
«Художничал» студент... Но мненьем

Моим профессор до сих пор
Отнюдь не интересовался...
А это, в общем-то не вздор...
Простим ему – разок сорвался...

Профессор Шведов... Светоч, ас...
Он нам поведал о ваганте,
И, завораживая нас,
Звучавшая светло, andante

Cantabile почти во всех
Клетушках филиала, песня,
Влруг стала весточкой от тех
Предтеч эпохи мракобесья...

Средневековые слова,
Что современным европейцам
Понятны если, то едва,
А в них – печаль живого сердца...

Великий Гинзбург перевел
На русский эту песнь ваганта,
Тухманов музыкой оплел
Всей силой звонкого таланта –

А Юрий Шведов завершил,
Добавив смысла половину
О барде, что когда-то жил...
И вот, я вижу всю картину:

Во французской стороне,
На чужой планете,
Предстоит учиться мне
В университете.
До чего тоскую я –
Не сказать словами!
Плачьте ж, милые друзья,
Горькими слезами.
На прощение пожмем
Мы друг другу руки –
И покинет отчий дом
Мученик науки..
Вот стою, держу весло,
Через миг отчалю.
Сердце бедное свело
Скорбью и печалью.
Тихо плещется вода –
Голубая лента...
Вспоминайте иногда
Вашего студента...

Много зим и много лет
Прожили мы вместе,
Сохранив святой обет
Верности и чести.
Ну, так будьте же всегда
Живы и здоровы.
Верю, день придет, когда
Свидимся мы снова.
Всех вас вместе соберу,
Если на чужбине
Я случайно не помру
От своей латыни.
Если не сведут с ума
Римляне и греки,
Сочинившие тома
Для библиотеки,
Если те профессора,
Что студентов учаи,
Горемыку школяра,
Насмерть не замучат,
Если насмерть не упьюсь
На хмельной пирушку,
Обязательно вернусь
К вам, друзья-подружки...

Расин, Корнель, Вольтер, Руссо...
Как я жила бы, не изведав
Всей мудрости?... Как важно все,
Что открывал нам Юрий Шведов --

Филлипыч, мэтр, шекспировед...
Да разве только о Шекспире?...
Рабле, Сервантес, Данте... Свет
Тех мыслей озарял нам в мире

Высоты и глубины... Шаг
С ним новый совершив к прозренью,
Умнели прямо на глазах
И обретали вкус к ученью...

Кириллов... Здесь вот был тупик...
Похоже, все, кто на журфаке
По логике – к нулю впритык...
В библиотеке и общаге

Я трачу долгие часы
На разбирательство с предметом...
Хоть дергай на себе власы –
Суть вроде бы ясна... При этом

Решить задачку, хоть одну
Патолгически не в силах...
Веду неравную войну...
Уж он, такой-сякой Кириллов.

Коль сей предмет превозмогу,
Который разумею худо –
(Нет нужной лампочки в мозгу) ---
То это точно будет чудо...

Калинин – нашей группы шеф --
(Но он еще и зам. декана
И лектор) -- обещал отсев
Еще и потому – (вот странно!) –

Что Вакуров на нас ему
Пожаловался:слабо учим...
И вправду стрванно... Почему?
С чего бы к нам, таким дремучим

Ему бы гоголем лететь,
Перед девчонками пижонить,
Глазами синими блестеть
И ежиком седым фасонить?...

Девчонки в группе все твердят,
Что он ко мне неравнодушен –
Что ж, и его запишем в ряд
Поклонников – и чуть присушим –

Все ж будет легче выживать..
Где тот, кого я присушила,
Которого Семеном звать?
Конечно, я его простила...

Не в силах противостоять
Его влюбленности открытой,
Готовности прикрыть, обнять...
Нет, не ношусь с моей обидой,

Как с торбой писаной дурак...
Проехали... Штурмуем вместе
Твердыню грозную – журфак --
Нахрапом одолеть не грезьте..

Еще пока ему трудна
Вся непривычная наука,
Но мне уже вполне видна
Способность впитывать, как губка,

И пропуская сквозь мозги,
Науку делать инструментом...
И нет в нем ни на гран блюзги...
Видать, стройбатовским цементом

Его душа укреплена –
Все доблестно претерпевая,
Растет – и звонкая струна
Его простой души, взывая

К моей, находит отклик в ней...
Учеба не дает поблажки,
Она, похоже, все трудней...
Берусь стирать ему рубашки –

Хоть этим поддержать чуток...
Развешивала на просушку
В их комнатенке... Грохоток
Альбинаса будил...
-- Подружку,

Семен, уйми: в такую рань
Всех нас до срока разбудила...
-- Альбинас, не ленись, а встань,
Вобегаем – прибудет сила...

В завалах книг студгородок --
От них так трудно оторваться,
Но нужен воздуха глоток...
Семен давно хотел прорваться,

«Твой дядя Миша» посмотреть,
В котором сам играл в Хмельницком...
И вот мы в Малом... Буду впредь
Сама репертуарным списком

Заведовать... Ведь лабуда!
Так несъедобно и отвратно...
-- Ну, что Семен, пойдем?
-- Куда?
-- Куда же нам идти? Обратно

В общагу...
-- Водожди, прошу...
Хочу чекиста Ковалева
Увидеть...
Ладно, приглушу
Досаду...
Вместо Хохрякова

Семена мне вообразить
Чекистом вовсе невозможно,
Хоть удосужился хранить
Афишный снимок... Так тревожно

И грозно тот чекист глядит,
В кожане, маузер в лапище...
-- Меня от этого тошнит –
Подальше спрячь! Духовно нищи

Творенья эдаких писак...
В боренье с космополитизмом
Был Жорж Мдивани злейший враг
Культуры, совести... С цинизмом

Достойных унижал коллег...
-- Искусству нужен Жорж Мдивани, --
Наш Гришка Медведовский рек, --
Как ж... два гвоздя в диване...

Похоже, этот афоризм
Он сам и сочинил экспромтом –
Зарифмовать любой трюизм,
Добавив перцу, -- этим спортом

Григорий увлекался сам –
И провоцировал Семена...
Ну нет уж! Этому не дам
Глупить стихами забубенно...

Хотя по сути Гришка прав...
Расин с Корнелем и -- Мдивани...
О культпоходе том узнав,
Едва ль бы пребывал в нирване

Филиппыч... А в Москве – весна...
Грядет зачет по фотоделу...
Я что-то показать должна...
Вот, поедом когда-то ела

За снимки Васю Кидло... Был
Энтузиастом-самоучкой,
С «Зенитом» по пятам ходил,
А я указкой-авторучкой --

Небрежно: то да то сними...
Жаль, нет в столице Васи Кидло!
Не сдам ведь съемку, шут возьми!
И, значит, все -- мечта погибла...

Хотела б снять весну в Москве –
Красиво распустились почки...
Подснежники, ручьи... Но все
Идеи – в брак... Дошла до точки...

Когда за горло брал цейтнот,
По набережной погуляла...
Сняла в расстройстве ледоход –
Не бог весть что, но угадала...

-- Конечно, снимок бледноват, -
Сказал Вадим Евгеньич Стяжкин, --
Но ракурс тот же точно взят,
Как на открытках... Без поблажки –

Зачет – за фотокорский глаз...
Уф! Словно с плеч гора свалилась...
Я в первый и в последний раз
Снимала... Нет, не вдохновилась...

Упоминала, что жила
Со мной Семенова в общаге...
Однажды в комнату вошла
В расстройстве ...
-- Что?
У Бедолаги –

С ее любовником – облом...
-- Ну, успокойся, Валентина,
Ведь не последний день живем...
Тут Валька сцену закатила:

Мол, хочет руки наложить...
(Все это, кстати, при Семене..) --
Ей, дескать, без любви не жить –
И спрятала лицов ладони...

Семен, наивная душа,
Переживал за Валентину...
Я жду, какие антраша
Она нам выдаст? И картину

Занятный завершает штрих:
Она:
-- Пойдем со мной! –
-- Семену...
Он встал...
Ну, нет. Нэма дурных...
-- Сиди! –
Я парню непреклонно...

Семен:
-- Но надо же помочь!
-- Не детка. Справится с соплями...
Уйдешь – забудь меня!
Морочь,
Других, подруга, между нами....

Записывают в стройотряд...
Парней берут и то – с разбором...
Семен, понятно, нарасхват –
Стройбатовец-гигант... С мажором

Мне доложил, что нас берут:
Семен протекцию составил...
С ним не боюсь – не умыкнут,
Не даст в обиду... Но избавил

Меня от выбора... В Сибирь
Я не поеду нынче летом...
А ты, судьба моя, расшить
Мой кругозор, храня при этом...

Рагулин, доктор, удружил:
Вновь прописал профилакторий,
Где мне, для поддержанья сил
Фруктовый сок дают, в который

Подкачивают кислород...
Считают: для всего полезно...
В соседстве Люська вновь живет...
А парни где? При нас... Чудесно!

Порой, апрпвавшись вечерком,
Ребята на ночь остаются...
Там, у Людмилы, -- все путем,
А здесь «твердыни не сдаются»,

Хоть поцелуями полна
Вся ночь – и нежности с избытком –
И даже близость не нужна,
Хотя приблизиться попыткам

Семена потеряла счет...
Я не желаю торопиться –
И так чудесно... Не зовет
Пока меня природа слиться...

И парень, в общем, не спешит –
Он девствен, как и я, представьте!
И каждый миг принадлежит
Наш с ним друг другу... Люди, славьте

В познании своей любви
Все восхитительные вехи:
Молчанье ваше виз-а-ви...
Касанье робких рук... На смехе –

Неловкий первый поцелуй
И целомудренных объятий
Тепло... Ах, солнце, не ревнуй –
Ты не согреешь так... Изъятий

Не допуская, мы идем
С Семеном медленно друг к дружке
Духовной близости даем
Взаимные дары... Подушке

Профилакторской не судить –
Права ли я, врата слиянья
Не отворив – куда спешить?
Здесь не бывает опозданья...

К нему доверия полна,
Прикрыв нескромное рукою,
Из душа вечером для сна
К Семену выхожу нагою...

Мне нравится, как смотрит он –
И пламенно и восхищенно...
А нежность крепких рук!...
-- Семен!...
Так хорошо в руках Семена...

Конечно, мы сто раз могли...
Но нас не тянет к «блицтурниру»...
До кульминации дошли
Зато уроки по «тыр-пыру»...

На главной выставке страны
В редакции многотиражки
Мы сделать практику должны...
Но я же – профи, мне не тяжки

Корреспондентские дела...
В одном из агропавильонов
Новосибирскую нашла
«Элиту» -- тамошних ученых

Весьма научный агрегат
Для лучшего семеноводства...
Вмиг написала и—виват! –
У группы и у руководства

На уважительном счету:
Я доказала профпригодность,
Приблизив на шажок мечту.
Корреспонденции добротность

«Тыр-пырный» шеф наш подтвердил,
Лопатников: мол, для газеты
И сам он находить любил
Такие сочные сюжеты,

Когда работу начинал
В «Экономической газете».
Теперь он – в «зубрах», аксакал,
Обозреватель, гуру... Леди

Из нашей группы мне слегка
Завидуют – мой опус круче:
Сюжет, и тема, и строка
Мои увереннее, лучше...

-- Семен, послушай: удались
На часик – у меня здесь встреча...
-- Не с Михаилом ли?
-- Не злись...
Да, с ним... Боялакь: изувеча,

Хлестнет лапищей по щеке...
Но он взглянул с тоскою только...
Как в разобиженном щенке,
Скукожилось лицо – и, горько

Вздохнув, он встал – и вышел вон...
Я аспиранта пригласила –
И не хочу, чтоб с ним Семен
Завелся, осердясь... Ведь сила –

И добрая – бывает злой...
Мне нехватает здесь лишь драки...
Как быть мне – мужики порой
Ранимы... Жаль, что на журфаке

Не учат, как нам поступать
В коллизиях, подобных этой...
Боюсь, истпарт и совпечать
Здесь не помогут – и газетой

Нам раны сердца не прикрыть...
И вот, встречаю Михаила...
На этот час хочу забыть
Семена – и почти забыла...

А Михаил опять ведет
Уже привычную учебу:
Что, мол, читаю... Мол, грядет
В Манеже выставка. Мол, чтобы

Там непременно побывать...
Теперь в нем больше от доцента,
Хоть он годков всего на пять
Постарше... Да, конечно ценно,

То, чем незрелые мозги
Он неустанно напоняет...
Но.. и во мне теперь Москвы
Полно – и так же осеняет

К мечте зовущая звезда
В колосьях над высоким шпилем...
Он изощрялся, как всегда,
Все знанья изливая с пылом.

Но стала несколько скучней
Не обновляемая песня...
Теперь мне все знакомо в ней
И как-то... малоинтересно...

Для Михаила припасла
«Философическую» книгу
Камю... Я всех, кого могла
Подвигла, чтоб нашли, всю клику

Новосибирскую мою...
Конечно, отличился Ярцев...
Я аспиранту отдаю –
Одним из модных чужестранцев

Пополнятся его мозги –
И сможет мудрое озвучить...
А что свое в нем? Лишь круги
От чуждого... Еще наскучить

Он мне покуда не успел...
Но к этому идет, похоже...
Еще немного посидел...
Ждала – придет Семен попозже,

Но он в тот вечер не пришел...
Нашла назавтра в Филиале...
-- Пойдем! --
Сказал он – и повел...
В парк под крылечко наше... Встали...

Немногословен был и сух:
-- Тебе не место в стройотряде!
И словно мне отшибло дух --
И слезы потекли... Не глядя,

И не прощаясь, он ушел...
На лавочку в слезах упала...
И будто сотня злющих пчел
Мне в сердце вдруг вонзила жала...



|

Автор: ventse / Дата добавления: 11.04.2005 23:16 / Просмотров: 1310

Найти все творчество этого автора



Комментарии

Комментариев нет.

Авторизуйтесь, и Вы сможете добавлять комментарии.



© 2004–2020 "Стихи и проза" | Создание сайтов в Донецке — Студия Int.dn.ua | Контактная информация | Наши друзья
Артемовский городской сайт Rambler's Top100 Рейтинг литературных сайтов www.topavtor.com