Сегодня среда, 1 декабря 2021 г.
Главная | Правила сайта | Добавить произведение | Список авторов | Поиск | О проекте



Категория: Весь список произведений - Проза

Жизнь не всегда так плоха, как кажется...

Карина шла по убогим улицам этого мрачного города. Что это был за город? Один из тех городков, которые были обозначены на карте, но мало кто знал о их существовании. Жизнь людей здесь была однообразной и серой, хотя к этому месту вообще не подходит выражение «жизнь». Здесь люди существовали, даром прожигали свои дни, месяцы, года…некоторые смирились или даже (о, ужас) любили свою жизнь. А некоторые, как Карина, находились здесь в невесомости, ожидая выхода в свет, начала настоящей жизни. В этом городе не было ни единого здания без облупившейся выцветшей краски, трещин или подтеков. Некоторые из двухэтажных деревянных зданий осели и стояли в воде. На их стенах были надписи: «Спасите! Не дайте утонуть!», но из года в год они оставались на своем месте, в болоте. Деревьев здесь было не много, а те что были не отличались красотой, величиной и пышностью, особенно зимой. Зима здесь была подобна белой смерти. Не оставалось больше никаких цветов, все делилось на белое и черное. Глубокие сугробы снега никто не убирал, лед ничем не посыпали, дороги превращались в адскую машину убийства, которая переворачивала любую неосторожность в трагедию. Не говоря уже о температурах, которые были здесь в зимнюю пору. Такие морозы центральным городам не снились даже в кошмарах. Карину глубоко оскорбляли высказывания, типа: «Ух, -25, на улицу страшно нос сунуть!». Здесь они выживали при –50 (и то это была температура, которую придумывало правительство, чтобы люди продолжали ходить на работу и в учебные заведения, то есть настоящая температура была гораздо ниже). И уже даже теплая шуба не спасает, единственный выход – остаться дома. И в такое время года часто отключают свет, а вместе с ним и отопление, тогда приходится греться под куртками и одеялами, надеясь, что местное правительство вспомнит, что не у всех жителей города такие же жировые отложения, как у них. Но я отхожу от темы.
Так вот Карина. О чем она думала в этот момент? День был чудесно-плохим – с Кариной происходили «чудеса» уже всю неделю. А теперь она шла под сплошной стеной снега, от которого было даже трудно дышать, ведь снежинки падали такими большими хлопьями и так часто, что залепляли все лицо, попадали в нос, рот и глаза. Было достаточно постоять на улице минуту, чтоб стать похожим на снеговика. Но девушку это не удивляло, для нее эта погода не была новой и не привлекала особого внимания. Она думала о далеких от погоды вещах, точнее она думала о бывшем парне, который был ей противен всем существом его ничтожным. Он относился к числу тех людей, которые в этом городе называли себя панками. Хотя никто из них, кажется, даже не знал, кто такие панки и с чем их едят, хотя последнего по отношению к настоящим панкам не советовала бы (кто когда-либо видел или общался с реальным панком поймет, почему же не стоит его есть). Группу людей в этом городке, именующую себя панками, буду называть «сброд». Так вот, входить в состав сброда стало тенденцией, все больше людей присоединялись к его числу, наверно, думая, что это круто. Все они покупали вещи в одном магазине: одинаковые балахоны и футболки, одни и те же напульсники, цепи, пояса. Они выглядели все как клоны, люди, выращенные в инкубаторах. Отличие было только в том, что некоторые носили косухи, а некоторые балахоны или простые кожаные куртки. И при этом они еще имели совесть называть себя неформалами (не смешно ли?). Ни у кого из них мозгов не хватало, да и фантазии, чтоб не смешаться со сбродом. Никто в этом городе уже не реагировал на их внешний вид, их принимали как часть общества, обычную часть общества. Весь этот сброд никак не мог понять, что цепи и напульсники, балахоны и торбы с рок группами, кеды и массивные ботинки не сделают из них панков. Ни пиво, ни дикое поведение, ни наркотики, ни даже грязные волосы не сотворят из этого сброда панков. Карина тоже любила пиво, безбашенность и красивое сочетание металла на черном, она тоже слушала тяжелую музыку, но никогда, вообще никогда не смогла бы даже одной ногой отнести себя к сброду. И выглядела она подобающе. Пусть кое-кто и видел в некоторых ее вещах «сбродские» мотивы, но это были проблемы того, кто это видел. Сама же Карина отрицала любое соприкосновение с этим низшим слоем жителей города. Еще в городе была группа…как же назвать? «Антисброд», допустим, это были рэпперы, которые тоже репперами вовсе не являлись. Они просто были людьми в о-огромных штанах. Вели точно такой же образ жизни как и сброд, устраивали с тем же сбродом пустые драки на почве необоснованной ненависти. Думаю, что их ненависть друг к другу исходит из далеких животных корней, кошек и собак…или собак и собак…
Бывший парень Карины отказался без труда от «панковского» обличия, ради нее. И это еще раз подтвердило, что никаким панком он и близко не был. Этот парень был бесхарактерной амебой. Он, будто, висел в воздухе, находясь между мирами, а если выкинуть все эти красивые выражения и прибегнуть к обычным словам, он был тряпкой, об которую было можно и даже нужно вытирать ноги. Почему нужно? Потому что только такое с ним обращение, возможно, научило бы его быть парнем, ну или хотя бы человеком. Выражение «скупая мужская слеза» с этим убогим индивидуумом никак не вязалось, к нему скоре подходило что-то вроде «океаны соплей и слез, до детского поноса». Он бесконечно ныл, жаловался на жизнь, считая ее потерянной и конченой (хотя был еще очень и очень молод). И если бы он продолжал так бездействовать, как бездействовал в данный момент, то, увы, его жизни грозило именно то, что он себе внушал каждый божий день. Карина сделала глубокий вдох, в душе она жалела несчастного и ей было совестно за жестокие слова, которые она кидала ему, уходя. Более того, порой возникало непреодолимое желание вернуться к этому ничтожному червяку, чтобы он вновь крутился около нее и ел траву, на которую она наступала грязными ботинками. Это было ей неприятно, но полезно для поддержания духа самолюбия и поднятия самооценки. Ведь теперь не было такого человека, который был бы готов бегать за ней и исполнять любые прихоти. Но с другой стороны Карина понимала, что желание быть богиней для кого-то – не самое лучшее желание, которое могло породить ее черное сердце.
Девушка помотала головой и быстро выветрила из нее мысли о бывшем парне, чтоб не позволять своему высокомерию вырываться на свободу. На место тех мыслей быстро пришли другие, хорошие. Теперь уже мысли о нынешнем парне и еще о настоящей дружбе. И как только мысль о настоящей дружбе коснулась ее, она вспомнила что-то важное и свернула в другую сторону, убыстряя шаг. Ее самая близкая подруга, прошедшая с ней скажем так «огонь, воду и медные трубы», была сейчас в тысячах километров от этого проклятого места. Милана (та сама подруга) в данный момент жила в самом центре. Она уже пересидела свое время в грязном городке вместе с Кариной и дождалась начала жизни, получила счастливое будущее, оставив, но далеко не забыв, мучительное и пустое прошлое. И она не теряла связи с Кариной, потому что они оставались самыми лучшими подругами, можно сказать даже сестрами. А теперь Карина вспомнила, что обещала зайти к родителям Миланы и забрать кое-какие книги и фотографии. Погоду, по-видимому, не устраивало, что ее игнорировали и она, наконец, заставила обратить на себя внимание. Снежинки стали сыпать еще чаще и к ним добавился сильный холодный ветер, который заставлял легкие снежинки больно бить по лицу, застилая глаза и лишая возможности что-либо видеть. Карина шла, пытаясь закрыть лицо, и тихо ругалась. Скоро она дошла до Миланиного подъезда. Быстро она поднялась по знакомым до боли ступенькам, бросила мимолетный взгляд на вырезанную на деревянных перилах анархию, и сердце девушки кольнуло – сколько раз они сидели на этих перилах, и Карина водила по анархии пальцем.
Она потянула дверь, которая отозвалась каким-то мягким и родным скрипом. В грязном подъезде было все так знакомо, и в голову лезли воспоминания, и перед глазами невольно возникали картины из прошлого. Оплеванная батарея все еще дарила слабое тепло, но над ней больше не грели руки две смеющиеся девушки. И разбитые пивные бутылки, и подтеки на стенах и полу, не обсуждались более в живых дискуссиях «ни о чем». Запах и своеобразная прохлада воздуха, царящие здесь круглый год, заставляли вернуться в прошлое и Карина было подумала, что сейчас поднимется к Милане домой и они будут вместе смотреть какой-нибудь фильм, обсуждать одноклассниц и одноклассников, перетирать темы, которые были перетерты уже десять раз, но до сих пор не исчерпали себя и не утратили заинтересованности девушек…Но мысли возвращались к реальности и Карина с сожалением понимала, что Миланы нет наверху, что среди звуков ее квартиры нет более звука голоса родной подруги. Карина стала подниматься по лестнице. Шаг за шагом ее сердце все больше погружалось в печаль, все больше воспоминаний беспокоили ее. Ей было трудно в этом городе, но в двое труднее ей было без Миланы. Карина оказалась на нужном этаже и позвонила в дверь. Она увидела место, где кусок стены около двери отвалился, а дыра была заполнена строительной пеной. Вспомнилось ей, как Милана ковыряла эту пену ключом, ожидая когда ей откроют дверь. Тут же взгляд девушки переметнулся на соседнюю стену. На известке все так же были нацарапаны рисунки и фразы, сделанные тем же ключом или монетками за долгие годы в разные периоды времени. Здесь была вся цепочка Карининых влюбленностей, какие-то объемные крестики, глупые значки «MTV» и большие буквы сверху – имя парня Миланы…
Дверь не открывали и Карина, вернувшись из сентиментальных грез, позвонила повторно. Ответа не было и девушка стала спускаться вниз. На лестнице сидела кошка, грязная и ободранная. «Жалкое создание! – подумала Карина, хоть и любила кошек. – Миланы на тебя нет, грязный вредитель!». Девушка вышла из дома Миланы, погода успокоилась. В Карине снова заиграла память, и она глядела на все вокруг с трепетом, а ее глаза наполнялись горячими слезами. Она подняла взгляд на один из верхних балконов дома напротив, он был пуст. Вдруг снег растаял перед глазами у Карины в одно мгновение, появилось солнце, небо очистилось, а на балконе смеялись какие-то парни. Они кидали вниз пустые двухлитровые бутылки из под пива, дурачились…раздался радостный крик: «Идите к нам!». А Карина вопросительно поглядела на Милану, которая смеялась и умоляла Карину подняться к этим парням…Карина моргнула…кругом был снег, тихое спокойствие застыло во всем, что окружало ее. Она вновь подняла взгляд к балкону…он был так же печально пуст. Настроение девушки было никаким уже с самого того момента, когда она приехала в этот город после лета. И особенно нападала на нее грусть и мучительная задумчивость, когда она видела вещи, которые когда-то касались ее и Миланы.
Девушка медленно пошла на остановку, с которой ездила каждый день. Эта остановка представляла собой магазинчик, обделанный белым металлом, с зеленой крышей. Она стала рядом, этот магазин она видела так часто, что он уже сливался с общим фоном и не казался каким-то материальным объектов вообще. Таким было для нее почти все в этом городе. Все дома были похожи на нарисованные. Этот городок был словно памятником печали и серости, однообразия и общественного застоя. Жить здесь было невозможно, каждая веточка здешнего дерева была знакома и навеивала тоску. Вся атмосфера…выложенные плиткой дорожки в центре города, красивые (только в понятии здешних жителей) площади и памятники. Высокие заросли камыша сразу как отойдешь от центра, кривые, развалившиеся дороги и покошенные старые деревяшки. Здесь негде было гулять, некуда пойти, не на что посмотреть. Здесь было скучно. Каждый день вертелся как в какой-то жуткой периодической системе. Был только один человек в этом городе, который вел совершенно другой образ жизни (только один, которого знала Карина). Это был Каринин парень – Паша. За это Карина и стала с ним встречаться. Он не вписывался в общую картину, было забавно наблюдать за его действиями…Целыми днями он бегал от тренировки к тренировке. Сначала у него была легкая атлетика в 6:30 утра, потом сразу за ней школа в 8:30, потом сразу же тренировка по тяжелой атлетике в одном из спортзалов под названием «Спарта», потом военно-спортивный клуб. А еще у него была куча курсов по подготовке к экзаменам (он был в 11ом классе), он занимался альпинизмом, рукопашным боем, да еще успевал сам вести несколько кружков и еще делать уроки и выполнять обязанности старосты в классе. Можно догадаться, как часто виделись они с Кариной. «Ну и что, - подумала Карина. – Я ведь все равно его не люблю». Тысячи раз она повторяла это себе, после каждого дня, который провела без Паши. Она повторяла это каждый раз, когда он извинялся и клал трубку, ведь был слишком занят. Она повторяла это каждый раз, когда он вновь не выполнял данное им обещание. Она повторяла это каждый раз…и плакала каждую ночь. Она знала, как обманывает себя, она знала, что любит его уже очень давно, но почему-то никогда не признается в этом даже самой себе.
Подошел автобус, но Карина передумала ехать домой. Ей было слишком плохо, и она знала, что стоит сунуться в таком настроении домой, и уже не уйдешь от расспросов, а то и скандалов. Девушка направилась во двор ее школы. По дороге она встретила своего классного руководителя и получила выговор за прогулы. А еще ее послали конопатить окна. Карина недовольно бурчала что-то под нос и шла теперь уже в саму школу. Но до школы спокойно так и не дошла. Она встретила директора, который с пристрастием допросил ее насчет поведения, внешнего вида и опять же прогулов. Нервы у Карины всегда не отличались крепостью, она была очень ранимой и воспринимала все слишком близко к сердцу. Она посмотрела на директора глазами, наполненными слезами:
-Знаете что! У меня и без Вас проблем достаточно! А Вам плевать! Вам плевать, что меня никто не понимает, Вам плевать, что мне одиноко и плохо! Вам плевать, что у меня дома проблемы! И когда у меня на редкость хорошее настроение, Вам нужно его испортить!!! Идите Вы… - Карина заплакала и убежала.
Она бежала, поскальзываясь и ругаясь. Она была так зла на весь мир. Никого не было рядом, никому не было до нее дела. Она бежала, не видя ничего от слез. Дрожащие руки вытянули из кармана пачку сигарет. Карина остановилась, чтобы зажечь сигарету. Она все еще плакала. Вдруг она услышала громкий гудок и вздрогнув оглянулась. Она и не заметила, что стоит на дороге…
Карина так и не вырвалась из этого ужасного города, так и не узнала счастливой жизни. Она так и не сказала Паше, что любит его. Она так больше никогда и не увидела Милану. Мечты Карины так и не осуществились…и она не узнала, что Паша тоже любил ее, что Милана уже договорилась, чтобы поселить Карину у себя, когда та приедет, а родители сегодня хотели устроить ей праздник и купили торт…



|

Автор: Настька / Дата добавления: 30.10.2005 06:43 / Просмотров: 1032

Найти все творчество этого автора



Комментарии

Комментариев нет.

Авторизуйтесь, и Вы сможете добавлять комментарии.



© 2004–2021 "Стихи и проза" | Создание сайтов в Донецке — Студия Int.dn.ua | Контактная информация | Наши друзья
Артемовский городской сайт Rambler's Top100 Рейтинг литературных сайтов www.topavtor.com