Сегодня вторник, 12 ноября 2019 г.
Главная | Правила сайта | Добавить произведение | Список авторов | Поиск | О проекте



Категория: Весь список произведений - Проза - Философия

Про то, как враг народов войну выигрывал


Про то, как враг народов войну выигрывал.

А мы войну и без того сего выиграли…
Одна из любимых фраз вождя народов.

Всем как оно кажется, более чем известен - тот самый славный подход околонаучной лжи к наиболее страшному в истории человечества событию.
Он изначально был задуман дабы всячески ласкать начальственное ухо бездельников и дармоедов почивавших на лаврах чужой славы, но не желающих оторвать никому должное кроме как в виде безликих мемориалов в которых отдельная человеческая личность не проглядывается вовсе.
Автору не хотелось бы чернить, кого бы то ни было, но необходимо восстановить историческую справедливость, куда лучше признать бездельниками, трусами, подлецами маленькую кучку большевистских олигархов, чем позволить их приемникам все также продолжать лить воду на мельницу весьма распространенного на западе мнения о том, что русские (а вместе с ними и все остальные народы СССР) во время войны играли на гармошке во обнимку с медведем, а слава победы над фашизмом исключительно их личная прерогатива.
Официальная большевистская история все выворачивает наизнанку, она доказывает всему миру, что Иван дурак недисциплинирован, невежественен и просто туп как дерево.
Как оно и понятно на западе этому охотно верят, сами то они например англичане драпанули из Антверпена побросав все свое военное имущество, а русские сумели эвакуировать в спешке заводы и развернуть за Уралом фактически на голом месте.
Интересно, какие же это полуграмотные дураки на это способны?
Однако для чинуш в уютных креслах любого героизма было мало им надо было все!!!
И опять же очернение кого бы то ни было совсем не входит в планы автора - ему только хочется показать саму суть той войны, как и те недостойные средства при помощи, которых была завоевана - эта наша славная победа.
Говоря грубо и на прямоту официально признанный подход к войне - это кроваво красная и во всем лживая самореклама членов военного совета державшихся от фронта как можно дальше (не ближе 5 километров) по свидетельству Виктора Некрасова в его повести «По обе стороны стены».
Вот его слова.
«У тов. Брежнева очень убедительно об этом сказано. И о том, что они, политработники, всегда на два шага впереди нас были, рядовых офицеров. А я, дурак, думал, что километров за пять от передовой... Виноват. Каюсь. Было бы время, переписал бы «В окопах Сталинграда». А может, еще и успею».
И не было в речах «борзописцев дорогого и всеми нами любимого генсека» ничего такого уж всерьез нового. Французские историки проявили максимум смекалки ради того чтобы задолго до них точно в той же манере обелить гений Наполеона, причем действовали они по точно той же схеме, превращая черное в белое и наоборот.
Вот как описывает их усилия великий русский писатель граф Лев Николаевич Толстой в его романе "Война и мир"
"И, наконец, последний отъезд великого императора от геройской армии представляется нам историками как что-то великое и гениальное. Даже этот последний поступок бегства, на языке человеческом называемый последней степенью подлости, которой учится стыдиться каждый ребенок, и этот поступок на языке историков получает оправдание. Тогда, когда уже невозможно дальше растянуть столь эластичные нити исторических рассуждений, когда действие уже явно противно тому, что все человечество называет добром и даже справедливостью, является у историков спасительное понятие о величии. Величие как будто исключает возможность меры хорошего и дурного. Для великого - нет дурного. Нет ужаса, который бы мог быть поставлен в вину тому, кто велик".
Важные исторические мужи с их эпатажностью и «научными эполетами», даденными им властью в качестве платы за их эпистолярный труд завсегда переписывали историю, в удобном для власти форме, и именно вот за это она и одаряет их всеми возможными благами.
Конечно, никак нельзя бросать тень на защитников родины их светлой памяти мы все обязаны нашим физическим существованием.
Но нельзя не признать, что лучше уж горькая правда, чем сладкая ложь официальной пропаганды.
К тому же на немцев в Европе никто не тычет пальцем как на заклятых вандалов только потому, что они развязали кровавую бойню и зверски уничтожили миллионы людей.
Нет такой причины, из-за которой на русских стали бы так смотреть, если бы сочинения Суворова (Резуна) признали по большей части вполне отражающими реальную действительность.
Что нацизм, что коммунизм - это две половинки одной идеологии, не признающей за человеком права на существование из-за каких-то его внешних признаков, не имеющих к его внутреннему естеству ровно никакого отношения.
И естественно, что, те, кто по своим внешним признакам были своими в доску могли занять неподобающие места в управлении государством, а в частности и в армейском корпусе.
Что в Третьем Рейхе, что в СССР имелись чиновники, державшиеся от фронта подальше, но любившие лезть с советами к тем, у кого над головой все время рвались снаряды.
В СССР это выглядело куда хуже чем в Германии и именно поэтому гитлеровцы, и прошагали своим бравым шагом до самой Белокаменной.
Столичные крысы и гниды казематные, воевали сидя в надежных убежищах, и более всего желая, дабы враг был от них как можно дальше, а если кто назад пятится так он тоже враг и с ним вопрос ясен.
Приказ «Ни шагу назад» был не только жестоким, но и преступным, поскольку вносил дополнительный деморализующий элемент.
Вот пример из книги военного корреспондента «Красной Звезды» « Гроссмана Жизнь и судьба».
«Знаете приказ: "Ни шагу назад"? Вот молотит немец по сотням людей, а стоит отвести их за обратный скат высоты, и люди будут в безопасности, и тактического проигрыша никакого, и техника сохранится. Но вот есть приказ: "Ни шагу назад", - и держат под огнем и губят технику, губят людей.
- Вот-вот, совершенно верно, - сказал Бова, - в сорок первом году двух полковников к нам в армию из Москвы прислали проверить этот самый приказ "Ни шагу назад". А машины у них не было, а мы за трое суток от Гомеля на двести километров драпанули. Я полковников взял к себе в полуторку, чтобы их немцы не захватили, а они трясутся в кузове и меня просят: "Дайте нам материалы по внедрению приказа "Ни шагу назад"... Отчетность, ничего не поделаешь».
Как же такое могло восприниматься людьми, которые на это смотрят с какого-то боку?
Естественно, что разлагающе! Высшее начальство должно внушать бесстрашие своим воином, а если оно празднуют труса, то это дух армии не подымает, а полностью наоборот.
Клемансо, к примеру, ездил по всем фронтам и поднимал французов на борьбу, поскольку русский фронт спасший Париж в 1914 году в 1917 совершенно разложился.
Русские штыки – это именно то, что дважды спасало Европу от немецкого сапога, что овладел бы всей ее территорией на довольно продолжительный срок.
Однако для разумного ведения войны крайне важен моральный дух войск, а он зависит от высшего командования и его мудрости в корректировке действий различных родов войск.
Когда оно само драпает без оглядки, а от других требует держаться до последнего, то оно тем самым заставляет боевых командиров быть капитанами на тонущем судне, а природа она на хитрости не пускается и каждый корабль может бороться с волнами как ему вздумается.
В тоже время враги, видя всеобщую неразбериху, делают все, чтобы использовать ее себе на руку.
Получилось нечто вроде каши из топора, где коммунистическая партия сама снабдила Гитлера всем необходимым для победы «над своим», чужим ей народом.
Она долго готовила вторжение в Европу свалила возле границ массу оружия, а тут пришел, понимаешь ли, немецкий ефрейтор, засунул в котелок свой томагавк и ему нате КП-СС все компоненты для удачного продвижения вперед сама же и выложила на стол.
А этот идиотский приказ «НЕ шагу назад» тоже был на руку одному лишь врагу!
На войне маневрирование войсками есть естественная часть действий войск, причем тупо идти вперед - это является тем же, что игнорировать светофор, кто-то проскочит, но большинство задавят кого насмерть, а кто покалечится.
Советская военная наука все светофоры на пути игнорировала, ей было нужно лишь создать видимый перевес, на каком либо участке фронта, а дальше вперед в атаку и смерть косила народ без всякого разбора и здравого смысла.
Причем самого смелого в этом виде ведения боевых действий возводят в ранг Святого Георгия Победоносца.
А вот Ватутина без боя сдавшего недавно отвоеванный Житомир, чтобы прикрыть подступы к Киеву скорее всего свои же и убили.
Не любил Коба слишком инициативных, он их подозревал в возможном будущем сговоре против своей лично персоны.
Украинские националисты скорее всего были родом из НКВД!
Вот не сдал бы Ватутин Житомир, а потом во второй раз Киев отбил, да так чтобы крови своих пролить как можно больше, небось, тоже маршалом бы стал.
Похоже, что хозяин – этот титул не за фрицев убитых своим генералам жаловал, а за обескровливание при помощи войны своего собственного народа (включая и грузин).
Пресловутый гений Жуков - это символ советской армии, не считавшей людей даже за винтики, а так за боевые единицы, которые должны умереть, но не дать путь врагу.
Однако вражеским генералам то было только на руку, они рассекали воинские соединения, и били их с боков, отрезая от всего на свете, а значит и лишая их почти всякой боеспособности.
Если же повернуться лицом к истинным героям, то оказывается, что не нападать на врага и долго выжидать своего часа - это вовсе не трусость, а военная хитрость и гуманизм, по отношению, к своим солдатам, которых ждут дома их родные и близкие.
Родину нельзя так защищать, дабы лишь только обильно орошая кровью ее сынов леса, поля… А для чего же были реки? Неужели реки солдатской крови должны были заменить все имеющиеся в России водные препятствия?
Неужели так надо было останавливать немцев не природными преградами, а человеческими ресурсами?
Людей надо было беречь и как щепки в огонь их не подбрасывать.
Пусть лучше пришлые недруги дохнут как мухи от бескормицы, как то было во времена Наполеона, а вот своих надо было как-то поберечь.
Кутузов , к примеру, их берег.
Вот что пишет о нем Лев Толстой в его романе "Война и мир".
"Кутузов один все силы свои (силы эти очень невелики у каждого главнокомандующего) употреблял на то, чтобы противодействовать наступлению. Он не мог им сказать то, что мы говорим теперь: зачем сраженье, и загораживанье дороги, и потеря своих людей, и бесчеловечное добиванье несчастных? Зачем все это, когда от Москвы до Вязьмы без сражения растаяла одна треть этого войска? Но он говорил им, выводя из своей старческой мудрости то, что они могли бы понять, - он говорил им про золотой мост, и они смеялись над ним, клеветали его, и рвали, и метали, и куражились над убитым зверем. Под Вязьмой Ермолов, Милорадович, Платов и другие, находясь в близости от французов, не могли воздержаться от желания отрезать и опрокинуть два французские корпуса. Кутузову, извещая его о своем намерении, они прислали в конверте, вместо донесения, лист белой бумаги. И сколько ни старался Кутузов удержать войска, войска наши атаковали, стараясь загородить дорогу. Пехотные полки, как рассказывают, с музыкой и барабанным боем ходили в атаку и побили и потеряли тысячи людей. Но отрезать - никого не отрезали и не опрокинули. И французское войско, стянувшись крепче от опасности, продолжало, равномерно тая, все тот же свой гибельный путь к Смоленску".

Во время Второй Мировой войны роль драпающего со всех ног Наполеона с превеликим удовольствием исполнила советская номенклатура.
Она тикала с такой поспешностью, что иногда даже пришедшую издалека машину нужно было отмывать, поскольку господа товарищи не были готовы отойти по нужде в кустики, а когда прижмет, всякое бывает.
Однако при этих своих сугубо личных достоинствах, они затем бесцеремонно расстреливали боевых офицеров за их настоящие или же мнимые просчеты, а также и нежелание мостить дорогу к победе над врагом мелкой галькой человеческих жизней.
Естественно, что за это они принялись когда немного оправились, а до того они только если чего и желали так это как можно дальше удрать от линии приближающегося фронта.
Но при этом официально все совершенно иначе - на то она и официальная версия истории, чтобы все в другие тона чем, оно было на самом-то деле перекрашивать.
Лев Толстой в его романе "Война и мир" наглядно преподносит то чем занималась в его время прикладная история, одевающая все в некий красивый глянец для того чтобы оно смотрелось ясно, красиво и благожелательно.
«В то время как Россия была до половины завоевана, и жители Москвы бежали в дальние губернии, и ополчение за ополчением поднималось на защиту отечества, невольно представляется нам, не жившим в то время, что все русские люди от мала до велика были заняты только тем, чтобы жертвовать собою, спасать отечество или плакать над его погибелью. Рассказы, описания того времени все без исключения говорят только о самопожертвовании, любви к отечеству, отчаянье, горе и геройстве русских. В действительности же это так не было. Нам кажется это так только потому, что мы видим из прошедшего один общий исторический интерес того времени и не видим всех тех личных, человеческих интересов, которые были у людей того времени. А между тем в действительности те личные интересы настоящего до такой степени значительнее общих интересов, что из-за них никогда не чувствуется (вовсе не заметен даже) интерес общий. Большая часть людей того времени не обращали никакого внимания на общий ход дел, а руководились только личными интересами настоящего. И эти-то люди были самыми полезными деятелями того времени. Те же, которые пытались понять общий ход дел и с самопожертвованием и геройством хотели участвовать в нем, были самые бесполезные члены общества; они видели все навыворот, и все, что они делали для пользы, оказывалось бесполезным вздором, как полки Пьера, Мамонова, грабившие русские деревни, как корпия, щипанная барынями и никогда не доходившая до раненых, и т. п. Даже те, которые, любя поумничать и выразить свои чувства, толковали о настоящем положении России, невольно носили в речах своих отпечаток или притворства и лжи, или бесполезного осуждения и злобы на людей, обвиняемых за то, в чем никто не мог быть виноват».

А виноватых мы найдем - это естественно солдаты, грозное оружие, которых сила их духа и она куда важнее всякой военной амуниции.
Вот про это граждане советские историки как раз таки гундосят без перерыва, слабая у нас, видите ли, была армия, плохо обученная, недисциплинированная.
А на деле для того чтобы атаковать нужна железная дисциплина, а откуда ж она возьмется у армии которую враг уделал и в хвост и в гриву?
Ей бы отойти назад, да перегруппироваться, но это же не по-советски.
Такие вещи рассматривали как откровенное паникерство!
Причем ничто не ново под луной, правда, в оригинале Экклезиаст сказал нет ничего нового под солнцем, но это неважно.
Вот как описывает Лев Толстой довольно-таки похожие события приключившееся во время войны 1812 года.
"И об этом-то периоде кампании, когда войска без сапог и шуб, с неполным провиантом, без водки, по месяцам ночуют в снегу и при пятнадцати градусах мороза; когда дня только семь и восемь часов, а остальное ночь, во время которой не может быть влияния дисциплины; когда, не так как в сраженье, на несколько часов только люди вводятся в область смерти, где уже нет дисциплины, а когда люди по месяцам живут, всякую минуту борясь с смертью от голода и холода; когда в месяц погибает половина армии, - об этом-то периоде кампании нам рассказывают историки, как Милорадович должен был сделать фланговый марш туда-то, а Тормасов туда-то и как Чичагов должен был передвинуться туда-то (передвинуться выше колена в снегу), и как тот опрокинул и отрезал, и т. д., и т. д. Русские, умиравшие наполовину, сделали все, что можно сделать и должно было сделать для достижения достойной народа цели, и не виноваты в том, что другие русские люди, сидевшие в теплых комнатах, предполагали сделать то, что было невозможно".

Но тогда за то, что кто-то высказывал вслух сомнения в возможности чего-либо, его ждал окрик, а не пуля, но то были мягкие царские времена, когда с людьми цацкались, а не губили их как бесхозное добро, ставшее в результате своих расхождений с генеральной линией партии далее не нужным и вредным.
Вот как оно выглядело тогда в своей естественной обыденности.
Но пропаганда все разукрашивает красками совершенно иной действительности потому что, то, что было на самом деле ей вредно в качестве примера безмятежной единой, гордой сплоченности масс перед коварным врагом, что посмел вторгнуться в пределы нашего отечества.
Вместо реальности нам преподносили ее идеологически выдержанную отрыжку в качестве единственно верной официальной версии, что имеет то же отношение к правде, что и клинический идиотизм к элементарному здравому рассудку.
Все время муссировалась та наглая ложь, что была до чего ж наглядно и популярно изложена в столь многочисленных великолепно иллюстрированных монографиях.
Она проста и незамысловата, как впрочем, и всякая другая наглая от ее полной безнаказанности подлая кривда.
Подобные рассуждения не являются русофобскими или даже полностью очерняющими СССР вместе со всем его народом.
Можно подумать, что СССР есть единый монолит и всякая критика его военного и политического руководства есть шельмования всего его населения в целом.
Но вопрос кто именно был не готов к войне чрезвычайно прост для его понимания!
План Барбаросса был задуман и осуществлен гитлеровской военщиной, не только против СССР как страны, но и против ее бесчеловечного режима, что в далекой перспективе столь скоропостижно (в глазах некоторых) почил в лету.
Именно он был не готов к подобному стечению обстоятельств, но перекладывает все с больной головы на здоровую.
Народ и партия были едины по одним только лживым воззваниям, а в реальной жизни новая аристократия быдла – партия просто восседала на народе как наездник на норовистом жеребце.
Разница между народом и государством при тоталитаризме вообще в принципиальном смысле совершенно безгранична и абсолютна.
А уж тем паче, коль скоро такая власть ожидала от своих хорошо продуманных действий на большой международной арене каких-то одних явлений, да вот удача стерва изменила, оказавшись женщиной донельзя ветреной.
И вот тогда сталинская клика, выпачкавшись по самые ушки в своих же собственных нечистотах гнусных планов по почти бескровному захвату всей Европы, предпочла спрятать все концы в воду, опустив свой народ лицом в зловонную лужу его не более чем самими же большевиками надуманной глупости и невежества.
А ведь вековая история европейских войн как раз таки доказывает, совсем и во всем обратное!
Именно Россия сломала хребет доселе никем непобедимому Наполеону.
Вот как описывает силу русского народа и оружия великий классик Лев Толстой в его романе "Война и мир".
" Прямым следствием Бородинского сражения было беспричинное бегство Наполеона из Москвы, возвращение по старой Смоленской дороге, погибель пятисоттысячного нашествия и погибель наполеоновской Франции, на которую в первый раз под Бородиным была наложена рука сильнейшего духом противника".

Именно так и русская армия не раз доказывала свое звание лучшей армии Европы, если не всего мира.
Вот, к примеру, осада Севастополя она как в 19, так и 20 веках стала образцом великого мужества и военной дисциплины, без которой такие совместные подвиги (в отличие от геройства отдельных храбрецов) просто, собственно, иначе никак не были бы осуществимы на практике.
Лучшее английские ордена до сих пор отливают из трофейных русских пушек времен обороны Севастополя в середине 19 столетия.
Верно, они оценили боевой дух русской армии.
Но любят же большевистские историки вещать всему миру про слабые дисциплину и развал в рядах армии.
Именно этим способом и легче всего собственное головотяпство и всякое отсутствие мозгов вывести из поля полемического боя за рамки всякой критики.
И это так учитывая, то, что всякая творческая мысль и самостоятельное мышление снизу в красной армии преследовалась как проказа, а сверху насаждалась глупость, целиком основанная на страхе кучки олигархов сражающихся за свои кресла, а не за свой народ.
Вот пример тому из повести Виктора Некрасова «По обе стороны стены».
«В том, что я оказался в медсанбате (он потом утверждал: «...а не на том свете»), повинен был именно он. Дело было на Украине, летом 1943 года, на берегу Донца. Чем наша часть занималась тогда, трудно сказать: считалось, что наступаем, на самом же деле топтались на месте. Случилось так, что дивизионный инженер Ниточкин, а заодно с ним начальник штаба полка Питерский, обуреваемые оба неким полководческим зудом, спьяну надумали вдруг овладеть соседней деревней Голая Долина. На свое несчастье, я подвернулся им под горячую руку.
— Давай, инженер, выковыривай людей из кустов, хватит отлеживаться, и шагом марш, вперед! Овладеешь этой чертовой Долиной, к ордену представим, а нет — с партбилетом расстанешься. Ясно? Выполняй»!
В фильме «Солдаты» тоже посмели показать, как начальство посылает людей на смерть, а само отсиживается в окопе, за что потом авторам влетело по первое число…
А именно так в той войне больше всего народу и положили! Зазря, спьяну гоняясь за орденами, сидя в штабной тиши, играя в карты, а по ночам лаская очередную фронтовую жену.
А у простого солдата была только винтовка, стужа и командир, получивший странный приказ, который не обсуждают.
Это ж тебе не при царском режиме, когда можно было ваньку валять и пререкаться с начальством.
Во время войны множество людей полегло ни за что только из-за спесивого желания начальства поскорее отрапортовать о взятии чего-то нового и получить за это ласкательное в их чуткое на такие дела ухо из телефонной трубки - полнейшее одобрение.
Ради этого никого солдатского мяса им было, вовсе не жалко.
Но это все пришло вместе с укреплением на самом верху гнид, с умом нацеленном на высасывание максимального количества народной крови с целью своего личного счастья.
Кадровые, честные офицеры должны были плясать под их дудку похоронный марш своим солдатам и младшим офицерам.
Да и вообще, фактически всей армии (а в особенности так было поначалу) ее гражданские руководители не давали ни свободу инициативы, ни свободу маневра, а это на войне самое важное дело двигать войска взад вперед в зависимости от сложившейся на данный момент обстановки.
Говорить, что Гитлер был, мол, умнее – это явная глупость!
Разница между Гитлером и Наполеоном просто не идет ни в какое сравнение, и прежде всего речь идет о военных талантах того и другого.
Гитлер имел только один большой талант, а именно дар ораторского вдохновения, а кроме того он до поры до времени, давал его соратникам делать их работу не вмешиваясь в практические, профессиональные детали их действий.
Наполеон пришел в Россию с хорошо обученной армией, что была в три раза больше и в два раза лучше снаряженной, чем армия русская.
А кроме того его солдаты по Европе блицкригом не прошлись, им действительно пришлось повоевать и не пару недель на каждого с хвостиком.
Гитлер не имел такого перевеса, а кроме того русская военная мысль (за счет всех гражданских нужд) ушла далеко вперед и если сравнить германский Т III и советский т-34, то невооруженным глазом видна огромная между ними разница.
Тигры и Пантеры в начале войны не были даже еще в разработке, а кроме того Пантера – это немецкий вариант русского Т-34.
Тоже самое касалось и всех других видов русского вооружения, но они отчасти в самом начале войны были либо уничтожены или же попали в руки немцев, а оружию, как известно, все равно кого убивать.
Разговоры о том, что, мол, на провокации не поддаваться, они для чего были предназначены?
Ведь, если проходя мимо злой собаки и можно чего-нибудь добиться, если ее стараться как можно меньше злить, то с человеком, который твердо решил набить кому-то морду - номер то не пройдет.
Единственно, что его может сдерживать - это лишь, только если он кого-то боится.
Но кого было бояться Гитлеру в 1941?
Не почти же поверженной Англии?
А значит приказ "на провокации не поддаваться" был приказом преступным и идиотским.
Но все-таки куда легче предположить, что СССР сам чего-то готовил!
Мне вообще трудно уловить смысл проблем с признанием такого факта, поскольку никто в Европе не станет от этого хуже относиться к русским, как к нации.
Скорее уж наоборот ее авторитет в мировом сообществе резко подымется, а то ведь на западе всерьез считают русских умственно отсталым народом, недалеко отошедшим от каменного века, но хитрым, пьяным в дупель и жестоким как никто другой.
И это отчасти следствие внешнего влияния!
Ведь именно советская пропаганда с ее подчеркиванием тупости и неподготовленности советских войск создала великому русскому воину, дважды спасшему Европу от тысячелетнего тевтонского засилья имидж дурака с винтовкой 1891 года за плечом и бутылкой Молотова в руках.
То для чего - это собственно сделано, в сущности, просто!
Шулер, попавшийся на нечестной игре, зачастую ведет себя довольно схоже со сталинской кликой.
Вот оно зачем мощному рупору советской пропаганды потребовалось столь без устали глаголить о некой пресловутой неподготовленности войск к выполнению возложенных на них родиной - боевых задач.
Это было сделано лишь затем, дабы свою грязную личину перед историей и человечеством прикрыть за развязывание чудовищной войны, повлекшей за собой бесчисленные жертвы и страдания!
Именно это подлая советская власть после войны и сделала, взяла да выставила народы своей страны в качестве дураков, малоспособных к ратному делу.
В принципе, да - все вышеизложенное - это одни лишь совсем ничего незначащие слова, а факт полной неготовности к войне, мол, был, что называется на лицо и прямо-таки начертан большими красными буквами на лбу у советской армии, которая, судя по всем известной песне, была всех на свете сильней.
А техника ясное дело не в счет для того чтобы ей управлять мозги нужны, а их не хватало народ был, понимаешь ли, сплошь необученный малограмотный с какого бока только к телеге знал как подойти, а индустриализация и механизация - это естественно не в счет, когда надо чего-то скрывать, а не выпячивать грудь и им гордиться.
И все-таки что-то одно остается весьма и весьма странным, как и крайне трудно объяснимым.
Скажем так, очень трудно поддается элементарному логическому анализу трактовка, из которой черным по белому следовало, что единственная возможная война в которой, якобы могла бы принять участие Красная армия, могла бы иметь место исключительно на чужой территории и малой кровью.
Я надеюсь, что господа коммуноверцы не станут отрицать именно такой трактовки войны до ее страшного начала в 1941.
Но значит ли это, что СССР не имел никаких захватнических планов на будущее?
По-моему нет.
Другое дело, что из-за скудности мозгов сталинской гвардии, она не предусмотрела возможности атаки на свою собственную вотчину.
В их коварных планах сама возможность чьей-либо удачной агрессии против СССР была заранее исключена и не предусмотрена.
Слишком уж пропитаны были их мозги той пропагандой, что предвещала скорый конец всему нездоровому капиталистическому организму.
Общая «загазованность» политическими инсинуациями привела к потере реалистического восприятия окружающего мира, а для военной доктрины любой армии, подобные издевательства над здравым смыслом это сильнейший идеологический яд.
Потому, что те моральные установки, которые каждый военнослужащий получает в армии, влияют на его боевой дух, когда на его страну наползает тень великой беды.
Но все это естественно, что бредни автора, поданные с чужого голоса.
Однако как же все-таки трудно разумному человеку взять да слепо поверить, что Гитлер, смог вот так по-свойски воспользоваться столь глубокой наивностью всегда и во всем остальном прозорливого в любых политических делах Иосифа Сталина.
А ему вроде, как и впрямь удалось напасть, на совершенно неподготовленную к обороне страну.
Интересно от кого же должен был исходить приказ об организации надежного заслона перед гитлеровскими полчищами?
При любом раскладе, винить в позорном начале войны надо было политическое руководство, а не народ и техническое оснащение армии.
И дело в самом суровом на то смысле, было вовсе не в таких вещах, а в полной неготовности к отражению агрессии лишь потому, что она всего-то только, что изначально была совершенно исключена из гигантских по своему размаху сталинских планов.
Говорит ли это о гениальности нацистского фюрера все же сумевшего обвести вокруг пальца кавказского бандита?
Я так не думаю.
Скорее уж это может поведать миру о том, что бандит не ждет от облапошенного им фраера каких-либо агрессивных действий.
Но Гитлер был не один, а его клика не состояла из одних лишь тупых профанов, неспособных ни на какие серьезные логические рассуждения.
Гитлер с самого начала своего правления был крайне далек от всякой политической осторожности, его действия неизменно оставались поступками гениального, да только при всем том до чего ж таки придурковатого авантюриста!
Просто в 20 столетии гениальность и безумство стали обыденной нормой в пределах души одной отдельно взятой личности.
Писатель Алексеев в его романе "Возвращение Каина (сердцевина)" пишет об этом так.
"Знаешь, я понял: вождями становятся либо гении, либо безумцы. Нормальному человеку не выдержать власти, не поднять. Если тебе поверили и пошли за тобой — хочешь не хочешь, а нужно вести. Иначе толкают в спину — веди, веди"!

Вот только он не догадался объединить обе эти категории в единое целое.
Гитлер был гениальным горлопаном, но понимал, что всей этой его гениальности не хватит, чтобы соплей полено перерубить.
И потому у него так было заведено, что не он армии давал советы по стратегии военных действий, а она ему, и пока все у него шло гладко, было на мази - это приносило свои вполне ощутимые плоды.
То есть его вмешательство носило весьма курьезный характер, а от таких вещей было легко отписаться, а вот от сталинских директив отмахнуться было ну никак же нельзя, за такое б враз всех ослушников к стенке поставили.
Но, однако ж, у обоих вождей была воистину дьявольская мощь мобилизировать все силы своей нации на борьбу с коварным врагом.
Гитлеру было легче чем бандиту Кобе, поскольку он не ломал старый уклад и его офицеры были людьми, знавшими военное дело, а не любителями вилять хвостом как то было при дворе злосчастного Кобы уголовника.
Другое дело, что Сталин умел задействовать своих талантливых людей (далеких от горнила власти) еще куда лучше, чем Гитлер, и к тому же он собирал по всему капиталистическому миру талантливые открытия в области изобретательства, чем укреплял и укомплектовывал свою армию по последнему слову техники.
В западном мире не найдя финансовой поддержки и доверия со стороны довольно часто очень амбициозных спецов в области науки и техники всякая идея глохнет на корню.
Однако о ней печатают в открытых изданиях, если она, конечно, изначально не разрабатывалась каким либо сверхсекретным учреждением.
Так что выходит, стоит только порыться в библиотеках и можно нарыть много чего такого, что западные специалисты просто проглядели.
А кроме того и своих Кулибиных хватало.
И нечего про Россию всякие гадости и мерзости травить в виде наглых пасквилей как про русского "неподготовленного" солдата так и про его винтовку времен Первой Мировой войны 1891 года выпуска.
Армия была великолепна, но управлялась дураками после чисток, при которых сорную траву выдирали вместе с теми, кто мог бы в случае славной победы над всем капиталистическим миром вдруг задрать хвост и стать гражданскому пахану соперником в зените своей величественной славы.
Сталин оставил одних лишь безмолвных и безынициативных исполнителей его воли способных только выкрикивать команды.
Кое-кого он приберег на случай возможных осложнений, но в лагерной робе, а ночью все мыши серы и кошке их бояться, вовсе не следует.
Это только крысы ей страшны, а Сталин делал все для разобщенности в высших кругах власти и потому его верные соратники не могли собраться в одну стаю и разорвать своего вождя в мелкие клочки.
Однако, то свои, а чужие были ему незнакомы, а потому он все, как следует, подготовив, упустил одну весьма существенную деталь, а именно, что все тактические подробности в условиях сплошной шпиономании обязательно окажутся в руках подлого врага.
Люди так сильно боялись, что их обвинят в шпионаже, что шантажировать их для немецкой разведки было одно сплошное удовольствие.
Советские приготовления к войне были во всем безупречны, но все это весьма слаженно сработало бы лишь в случае быстрой и легкой победы над более слабым, в техническом отношении, отставшим не менее чем на целое поколение - противником.
А при необходимости отражения агрессии все недостатки командно-административной системы управления войсками, всплывали как дерьмо из прорвавшейся канализации.
В СССР и так, в результате переворота, немалая часть опытных российских офицеров оказались в эмиграции, неважно в нищете или же в полном достатке, но не там, где их образование и навыки могли бы пригодиться на службе их родине.
А сколько их полегло на полях гражданской войны, а на чьей стороне и вовсе-то ведь было уже совсем неважно!
А в случае великой беды, когда враг попер на нас как тать, а не мы в точно той же манере на него, нужны были другие люди, а не унтера, что поведут солдат как погонщики скота на убой.
Удачи такого похода поспособствовала бы могучая рать предварительно собранная возле границы, а ее уничтожение как раз наоборот безмерно ослабило страну, а также обогатило ее врага богатыми военными трофеями.
Общее падение морального духа войск тоже поспособствовало продвижению гитлеровцев вглубь советской территории, но главной причиной первых поражений стало отсутствие желания советского режима выстраивать линию обороны.
Идиот Жуков осуществлял никем не подкрепленные сзади контрудары и просто истреблял свою армию.
Мне думается, что даже засланный немцами шпион во главе русской армии не смог бы сделать столько вреда, сколько сделал совершенно неграмотный, а не только бездарный маршал Жуков.
Для выполнения архиважной задачи защиты отечества требовались совсем другие люди те, кто с честью и достоинством стали бы оборонять свои родные рубежи как до них, то делали их великие предки.
А где ж их взять, когда вокруг одни только лизоблюды и лжецы?
Самым главным из них был достопочтимый товарищ Жуков.
А вон их, сколько репрессированных, все тюрьмы переполнены, освобождай любого и флаг им в руки заглаживать свою вину перед товарищем Сталиным за то, что представляли они из себя угрозу во время несостоявшегося похода по освобождению всей Европы от капиталистического ига.
Унтера мастера кулачного боя сгодились бы только лишь, затем дабы вести войска вперед, подталкивая их пинками под зад их командиров.
А для тактики обороны тупое «впереди коварный враг» не подходит тут думать надо, соображать чего-то, а не лезть на потолок от усердия нагнать на своих страху, дабы враги от него, аж под себя сходили.
А ведь важна еще и преемственность поколений и это тоже весьма немаловажный факт, а ее-то и не было в достаточном на то количестве, не все же офицеры царской армии своей присяге изменили.
А, тут кроме всего остального прочего, Сталин облажавшись начал давать армии конкретные указания к действию, и его бесчеловечная воля стоила многих миллионов жизней, которые могли бы сохранить даже его горе вояки при другом более разумном руководстве войсками.
Вот что и предопределило успехи немецкой армии на советской территории и привело к столь обильному кровопусканию среди народов шестой части суши, продолжавшегося вплоть до последнего дня той войны.
Трофейное советское оружие стало дополнительным залогом к тому большому успеху гитлеровцев по захвату большей части европейской территории страны.
Похоже, на то, что большевики его специально в подарок Гитлеру заготовили!
Смотрят солдатам вермахта воевать нечем вот они им оружие и подвезли, а то как-то иначе-то это ж нечестно бы было!
В начале войны русское оружие было под замком, и применять его не разрешалось, дабы не создавать провокаций, а это между тем тоже дружеский жест по отношению к фашистам.
Но они со своей стороны - это сталинское к ним расположение, почему то вовсе не оценили и не отреагировали на него хоть сколько-нибудь ответным благородством.
А когда их как зарвавшегося гостя выставлять начали вот тут, то они совсем уж разошлись.
Именно слепые, захлебывающиеся напрасной кровью, контрудары по противнику это и есть то, что наряду других не менее важных причин приблизило поражение СССР в войне.
В Дубно, Ровно, под Сельцами, а более всего под Ельней не закалялась сталь в бесплодных попытках прогнать подлого врага с родной земли, а наоборот рушилась последняя стена обороны на подступах к Москве, которая без этих глупых наскоков могла бы быть более крепкой.
Кроме того, вместо того, чтобы бить в те слабые места, что позволили бы окруженным войскам вырваться из окружения советское командование, как нарочно подставляло немцам другой бок, как надо получив по ребрам.
Похоже, что в этом и проявлялась гениальность товарища Жюкова из всех возможных военных решений выбирать то самое, глупее которого просто невозможно было бы придумать.
Именно ему, очевидно, пришло в голову требовать ни в какую не оставлять слабые, ненадежные позиции уже давно обойденные с трех и более сторон.
Причем требования основаться на них до последней капли крови в жилах все еще остающегося в живых солдата – это тоже самое преступление, что отправлять в концлагеря вернувшихся из плена солдат.
Это кроме всего прочего и непрактично!
Ведь оборона до последнего человека уже давно со стратегической точки зрения никому ненужных рубежей, дело в военном смысле просто-таки убийственно идиотское.
Враг уже давно по тылам разгуливает, а передовые части красной армии не могут добиться от командования приказа оставить заданные к позавчерашней обороне позиции.
Хотя какой в них толк, если давно уже сзади надо прорехи затыкать, а на это люди нужны ведь мертвые с этим уже не помогут.
И хороня заранее, людей отправившихся на боевое задание власть губила мечту закончить войну в том же или максимум в следующем году.
Ведь так только лишь втаптывалась в грязь надежда на скорую победу над противником, который был не привычен, что ему могут всерьез воспротивиться.
И вот что интересно "отлично подготовленные" к войне с фашизмом страны Европы сдались на милость победителя почти без боя.
Англию спас только Ламанш, а если б она имела хоть самую узкую полоску земли, связывающую ее с Европой, то Перекопа у англичан никак бы не вышло!
Немецкая армия в России впервые встретила достойного противника, а во всех других случаях она брала вверх над вражеским войском, как боксер тяжеловес берет вверх над боксерами веса пера.
Она шла как на парад ей и воевать, то особенно было в Европе не с кем.
Автор никому не советует высказывать эту абсолютно достоверную историческую правду где-нибудь во французском или английском кабаке.
Побьют, навалившись всей толпой, и фамилию не спросят.
В вопросе национальной гордости – это очень смелые народы.
А вот на СССР родная коммунистическая партия всегда лила помои и не ушатами, а целыми контейнерами незамысловатой и наглой лжи про то, что наши войска были неподготовлены, и воевать попросту не умели.
А на самом деле буквально в безвыходном положении оказалось высшее армейское командование и политическое руководство страны.
Они ведь только наступать хотели и на чужой территории давно чувствовали себя как дома, а свою отчизну они просто и не знали, как ее собственно надо защищать.
Но инерция их мышления требовала немедленных контратак, что при подобном ходе развития событий означало неминуемую гибель кадровой армии, а уж том, чтобы отступать, сохраняя за собой войско с их точки зрения, не могло быть и речи.
Силы расточались зазря, и эта бесполезная растрата человеческих жизней в начале войны безмерно отдалила всякую возможность взятия вверх над проклятым фашизмом.
Когда пришла пора защищать нефтяную каспийскую артерию, людей уже просто катастрофически не хватало.
Слишком много их полегло понапрасну или оказалось у гитлеровцев в плену.
Вот потому и набирали тогда уже совсем пацанов, которые и оружие-то не знали, как, собственно, в руках держать.
А ведь отстояли, они свою родину от сапога немецкого ефрейтора Гитлера!
А сколь же велико было непомерное множество хороших воинов, брошенных наспех в атаку, стоявших на смерть, а потом и умерших без всякой на то пользы для их ратного дела.
К тому же мелкие чревоугодники во времена большой беды, сидевшие на своих пухлых задах во главе советского государства, обожали во всем слепо подражать супостатам капиталистам.
При этом совершенно искренне признавая себя тупыми бездельниками просто-таки неспособными ни на какую серьезную умственную деятельность.
Они эти свойства своего собственного интеллекта, переводили в виде красной стрелки на других. А иногда и совсем не излишне опасались, что раз мол, он такой умник, то непременно еще когда-нибудь захочет мое любимое и обогретое седалищем кресло занять.
А коли так значит на север его к полярным медведям или рядовым в штрафную роту.
А на самый верх армейской верхушки взгромоздились солдафоны с одной извилиной, да и то от фуражки.
Эти, с полуслова понимали, чего от них ждут, и на лету принимали это к сведению, а затем жали на все рычаги, дабы это поняли все их многочисленные подчиненные.
Вот так оно у них было и с копированием фашистской тактики удара по всем направлениям.
Первый контрудар, нанесенный гитлеровцам под Москвой, именно так и выглядел.
В связи, с чем были истрачены впустую те силы, которых затем столь критически не хватало - под Сталинградом.
А, кроме того, это еще выразилось, в том числе и в таких вот несуразных вещах, как то что в результате полнейшего провала тактики «Держаться любой ценой» советские войска иногда сдавали удобные для обороны позиции совсем без боя.
Виктор Некрасов описал подобную ситуацию в его повести «В окопах Сталинграда», за которую, он получил сталинскую премию.
Его имя включил в списки лично великий диктатор.
Так что это не какое-то там перестроечное вранье.
В том, что война пошла незапланированным путем, виновата
командно-административная система, что не терпела никаких возражений против единственно верного мнения гениального вождя.
То есть во всем принципиальным образом была виновата власть, а не народ, но российской государственности всегда было легче и удобнее перекладывать все беды со своей больной головы на народную здоровую.
А ведь с самого начала военных действий все, что остается так это только говорить о провале дипломатического корпуса, не сумевшего предотвратить подобного развития событий.
Кроме того, подготовка к войне прямая обязанность государства, а не народа, что как пионер должен был всегда и ко всему быть готов.
Может КПСС была всего-то навсего не подготовлена высшим указующим перстом к тому, что фраер нож достанет, приставит его к горлу и начнет шарить по карманам?
Такое в жизни иногда случается!
В принципе необходимость в таких сравнениях в буквальном смысле имеет под собой вполне реальную историческую подоплеку.
Как Сталин, так и Гитлер забрались на свой высокий трон, который даже и не снился властителям наиболее темных веков абсолютизма, не принадлежа в своем низменном прошлом ни к одной из элит высшего общества.
Оба они хотели власти над миром, и победил тот, кто сумел выжать из своего народа больше пота и крови на войне за их великие ничтожества.
Ни один из них не доверял другому - это все фантазии тех, кому хочется видеть историю через пенсне научно обоснованного бреда.
Сама постановка вопроса о том, что Гитлер вероломно напал на Сталина, не имеет под собой никакой реальной основы.
Великие укротители народов просто играли в географические карты, где каждый старался обжулить партнера и Сталину - это почти что удалось, и просчитался он разве что всего-то только в одном аспекте - слишком поздно он осознал, что не весь западный мир состоит из одних лишь жадных дураков и лохов.
Вот поэтому и сгорела в адовом пламени его мечта о мировом господстве диктатуры пролетариата.
И это все не басни в стиле дедушки Крылова и не повторение якобы лжи Виктора Резуна.
Если была опасность войны, то должны были быть приняты соответствующие меры, а не только подписаны какие-то ничего не значащие бумаги.
А это в свою очередь говорит о том, что если б кто в Стране бессмысленных Советов так сильно боялся, что на него вдруг нападут, то, как оно более чем понятно не стал бы от этого бедствия защищаться какими-то липовыми договорами.
А они ведь и не могли быть ничем иным, кроме как филькиной грамотой с такими вот самозваными, как Гитлер диктаторами.
Для того чтобы практическим путем защититься от чьего-либо нападения надо было, прежде всего, наращивать свою обороноспособность.
Причем под защитой отечества от всякой возможной агрессии ее врагов я имею в виду, в первую очередь заминирование мостов, шоссейных и железных дорог.
Рытье траншей, возведение полосы препятствий и так далее.
Готовность в случае явной к тому необходимости отступать, а это на войне, ничего тут не попишешь, иногда все ж таки случается, как и наличие четких стратегических планов на этот счет.
Ничего из вышеизложенного не было сделано вовсе.
Прибывавшие на границу войска траншей не рыли, новых полос препятствий не возводили, а наоборот разбирали и демонтировали старые.
То есть делали вещи противоположные здравому смыслу, в том случае кабы советский режим впрямь, на самом-то деле стремился, как следует, подготовиться именно к обороне своих рубежей.
Причем провокацией подобные вещи могут назвать только те, кто не понимают, что слабость провоцирует куда больше, чем сила и не одних лишь простых хулиганов, но и политических авантюристов.
Так что все выше сказанное само по себе не оставляет никакого места для любых в том сомнений, что Советским Союзом 70 лет правили дураки неспособные на самые элементарные умозаключения.
И это первое, что приходит мне на ум, уже исходя из того, как падали, словно спелые яблоки и груши к ногам Гитлера, страны западной и восточной Европы.
А раз так, то значит, линию обороны надо было как можно быстрее максимально укреплять, а не наоборот.
А если этого не делалось, значит что дураки в Кремле сидели?
Как же это было бы хорошо, дабы так оно и было.
Потому как тогда б отъявленный уголовник Джугашвили, свалился бы с трона, так и не докурив, усевшись на нем свою первую же трубку. Но все-таки с большой горечью возвращаясь к истинным историческим фактам, является прямой необходимостью признать, что Советским Союзом, правили очень умные люди, прекрасно разбирающиеся в хитросплетениях политических интриг.
Именно держать нос по ветру и было их основным великим талантом.
Хотя они и вправду всегда хотели как лучше, но были ограничены пределами своего скудоумия, идиотской внутренней политикой, основанной на ложных доктринах марксисткой теории государственного устройства.
Это ведь сама их идеология, с которой большевики были вынуждены во всем считаться, а не так чтобы очень уж хотели по ней жить, создавала все те трудности, с какими столь хорошо знакомо сегодняшнее старшее поколение.
Потому как она не давала возможности поставить в нужных местах светлые головы, что подняли бы экономику на должный уровень.
Правда тогда бы произошло обязательное отлучение от кормила власти всех засевших там безграмотных тупиц и чинуш, со взглядом маринованного судака.
Они были умны только как волчья стая, коллективным умом, а для разумного в экономическом смысле управления современным государством в обязательном порядке должна была существовать здоровая конкуренция.
Но марксизм такую возможность душит, и потому советское государство было нерентабельно.
И это так, потому что коммунистическая идеология со всеми ее постулатами хозяйствования была удавкой на шее экономического развития СССР как страны.
Однако ж вновь вернемся к временам великой беды.
Одной из самых удачных интриг большевиков на международной арене стал приход к власти национал-социалистов в Германии.
Целью Сталина было, прежде всего, виртуозно использовать Гитлера в том же виде и качестве, за рубежом, как он до того употреблял в дело человека отмычку Ежова, Ягоду и других, находясь внутри своей собственной державы.
Вот только выйдя за ворота, он растерялся как мужик, вышедший за околицу родного села, а тут и вылезло лихо до тех пор где-то сидевшее в тайне тихо.
Он же думал, что Гитлер набедокурит, там, где ему это будет более чем легко, а на него самого в жизни, то не попрет, потому что одна темная сила всегда чувствует чужую и умеет ее уважать.
А кроме того Гитлер во многом был лишь спесивым дураком, и его успехи это сила и мужество его армии, а также его умных политических соратников.
Кроме того у всякого дурака есть та мера везения, которая измеряется временем пока судьба с ним играет в поддавки, а это может быть весьма и весьма длительный период.
При этом нужно учесть еще и то, что политические авантюристы свое собственное поле деятельности вспахивают весьма умелым плугом, оставляя другие поля деятельности людям профессионально в них разбирающихся.
Вот и Сталин был таким же политическим авантюристом!
Он все точно рассчитал кроме, конечно, чисто военных аспектов, а они тоже имеют очень важное значение.
Кроме того он не осознал, что его соперник не держит в таких же как он ежовых рукавицах своих сановников и на его мнения могут влиять не только близкие соратники, но и военные специалисты.
Вот их свойства интеллекта и явную их способность разъяснить придурковатому фюреру, чего удумал кавказский бандит, Сталин как раз таки и не учел, за что и лишился трона общемирового диктаторства.
Он ведь изначально считал себя тем же самым царем, и даже военную форму носил, во всем подражая Николаю Второму. И продолжая давнюю традицию русских самодержцев, он рассчитывал, прийти опосля, как в старые добрые времена до него это делали другие "жандармы Европы" и смело закрутить фюреру руки за спиной. При этом на вполне законных основаниях освободителя от жуткого тирана, немецкого Наполеона, прибрать к рукам весь европейский континент, гордо подняв над ним красный флаг.
Да это было так, но вот незадача Гитлер в последние оставшиеся ему год-полтора до абсолютного поражения вдруг все же осознал, что советские танки скоро попрут на Берлин.
Сделал он это естественно не сам, а это ему настоятельно насоветовали его военные генералы адъютанты.
Ефрейтор Гитлер умел уважать мнение профессиональных военных, по крайней мере, до тех пор, пока не начал проигрывать войну.
А если даже и принять на веру заявления официальной красной пропаганды, и на один единственный миг взять на вооружение, те наглые и грязные враки, про то, что Сталин аж весь трясся от страха при одном лишь упоминании имени Гитлера, то возникает более чем резонный вопрос к товарищам большевистским историкам.
Сталин никак не мог сам на напасть, на Германию?
Зачем же ему тогда понадобилось собирать всю военную авиацию на приграничных с германской границей аэродромах?
Может, это было проделано какими-то неразумными низшими чинами в погонах, а главному сатрапу всего-то навсего не сочли нужным об этом доложить?
Действительно, не каждый же самолет в Советском Союзе, во времена правления гения всех времен и народов, перемещался с места на место по прямому указу из Кремля.
Но столь массовая переброска военной техники могла произойти только лишь по одному личному приказу СТАЛИНА.
97 процентов военной авиации уничтоженной на аэродромах, в самом начале войны - фактор невозможный для объяснения, никаким иным образом, кроме как чудовищного ее сосредоточения в непосредственной близости от вероятного удара противника.
После войны во всех этих безмерно гнусных "ристалищах" по перекройке исторической правды было записано, что 800 самолетов было уничтожено на земле, а четыреста в воздухе.
Что же это граждане происходит? Это же так на учениях можно досконально точно и в округленном виде расстановку создать, что у нас и как, а в реальности оно так просто никогда не бывает.
Особенно не однажды, ладно бы разок другой за всю войну круглое число выскочило, но дважды повторившись, такая информация не выдерживает никакой критики, но в старые "добрые" времена славной диктатуры ее и вовсе-то быть не могло. Сегодня же появились уточнения, хотя они всего-то лишь следствие новых времен, а не изменения тактики, по прежнему, в той же мере, что и раньше морочить голову народу.
Так вот до сих пор и принято весьма искусно скрывать саму роль государства советского в подлом развязывании наиболее страшной и жестокой войны за всю историю человеческой цивилизации.
Причем абсолютное германское господство в воздухе в начале войны ничем иным кроме как полным отсутствием у СССР авиации объяснить никак не представляется хоть сколько-нибудь возможным. Если, конечно, руководствоваться чем-то хоть как-то логически вероятным, а не мифическим ходом лживо-популизаторских рассуждений большевистских историков.
Огромные и многочисленные поставки самолетов из США тоже говорят об этом.
Но это все, конечно, не доказательства, а так пустая болтовня!
Однако остается фактом, что советский мифический эпос создал образ другой войны, чем та, что имела место на самом-то деле.
Если, кто в это не верит, то пусть вспомнит, как коммунисты обращались с исторической правдой любых других периодов времени их бесславного правления.
Собирать все свои вооружения под прямой удар противника - это ли не величайшая глупость всех времен и народов?!
И лучшие в мире только что с завода советские самолеты просто не могли взлететь, их уничтожали целыми эскадрильями, плотно прижатыми друг к другу, прямо на земле.
Теперь про это говорить не принято, а в СССР об этом прямо так и говорили!
Свидетельствуют ли подобные факты о глупости большевистской верхушки?
Было бы более чем неверно питать какие-либо иллюзии на этот счет.
Как уже было упомянуто выше, большевистский режим никогда не был властью дураков, он на деле, проявлял самый, что ни на есть суровый прагматизм, когда речь шла о его больших государственных, олигархических интересах.
Самолет – это не трактор с его медлительностью и даже те тихоходные по современным меркам машины необходимо было держать подальше от границы, и до нее им было бы не более чем час или два лету.
Опять же с целью опорочить пресловутый советский народ все модели самолетов исаевцами приравниваются к наиболее устаревшим на тот момент времени образцам, имевшим очень малую дистанцию полета.
А все дело-то в том, что надо ведь было хоть как-то "замазать известкой" и тем обелить участие Советского Союза в войне с Германией, в качестве неудавшегося агрессора, а не славного победителя фашисткой орды.
А ларчик-то просто открывается - никакого внезапного нападения и в помине-то не было, а неожиданно и вероломно произошел упреждающий удар со стороны противника.
Подобная возможность не была предусмотрена Советским Союзом только из-за того, что, если для рака ползти назад занятие более чем естественное, то для советского “красного аллигатора” этот маневр был бы уж слишком-то трудоемок, и совершенно не соответствовал его врожденной хищнической функции.
Став из охотника добычей Сталин, повел себя как загнанная в угол чулана крыса.
Причем лозунг "ни пяди родной земли", превратился в выложенную человеческими телами широкую дорогу на Москву.
Очень легко - наглядно себе вообразить обширную панораму того, что же вообще вышло бы у Гитлера с захватом огромных территорий европейской части СССР, коль скоро знаменитая линия Сталина, не была бы (и перед самой войной), зачем-то вдруг разобрана.
Некоторые поборники исаевского вранья сегодня рассказывают байки про то, что, мол, линия была плохая, слабая... и при Сталине, мол, тоже воровали!
Да, да - это истинная правда, когда речь шла о любом гражданском строительстве.
А вот украсть чего-то с важного стратегического объекта было бы потяжелее, чем сев на ядро, прокатиться до Луны.
Линия Сталина была чудом фортификационного искусства, и ее уничтожение стало чудовищным разбазариванием средств и человеческих усилий.
Зачем же все это было таким нелепым образом устроено?
Наверное, Сталин, так трясся, стуча зубами из-за близости возможного нападения Гитлера, что со страху все минные поля разминировал, только ради того чтобы, уж коль скоро взбредет фюреру в голову, зайти к нам в гости на блины, так не дай-то Бог какой-нибудь фриц на мине подорвется.
Ведь этим Сталин создал бы явную провокацию, ведущую к ужасной агрессии. А на самом-то деле, все ведь было куда проще - геноцвали Сталину одноименная линия, помешала бы ввести в дело его собственные войска, через коллективно созданную вместе с герром Гитлером границу.
А своих он не пожалел, когда он их на финские минные поля посылал!
Вот свидетельство Сергея Снегова по этому поводу.
Взято из его «Норильских рассказов»
«- У меня спрашивай, а не сводку! - закричал он, уже не сдерживая голоса.- И слушай, что тебе скажу я! Их наступает много дивизий, целая армия - они гибнут, нельзя же так, атаковать эти линии в лоб, без подготовки, а их посылают атаковать! Разве я допустил бы это? Но я тут, а не там, я ничего не могу сделать, лучше уж меня расстреляли бы, чем знать, что они погибают оттого, что я не с ними, а на этих проклятых нарах!
Он снова глухо зарыдал. На этот раз и Провоторов заговорил не сразу, а когда он заговорил, я понял по его изменившемуся голосу, что и он страдает, может быть, не меньше Бушлова.
- Успокойся! - повторил он.- Нужно немедленно что-то предпринять.
Завтра напишешь новое заявление на имя Сталина, другое - Ворошилову, третье - Молотову. Я передам их знакомому летчику, он доставит без промедления в Москву. Не может быть, чтобы там, в конце концов, не взялись за ум! Не враги же они своему народу! Ну ошиблись, ну перезверствовали - пора, пора поворачивать, пока не съели подлинные враги!»
И далее там же:
«Бушлов? Видный работник Генштаба, знаток линии Маннергейма. Наши дивизии рвутся сейчас через цепи крепостей вслепую, не знают даже, обо что разбивают лбы... Нелегко ему, бедному... Всем нам нелегко, Сережа.
Провоторов накинул на себя бушлат, закрыл глаза и вытянулся на нарах.
Он спал или притворялся, что спит. Я думал о нем и о Бушлове. Я понимал теперь, почему тот так страстно твердил, что ему легче быть расстрелянным без вины, чем это предписанное насилием мирное нынешнее существование...»
И еще:
«Что еще добавить к этому невеселому рассказу? Дней через десять Бушлов исчез из барака. Ходили слухи, что его отправили в Москву, чуть ли не специальный самолет пригоняли для этого. Еще через полгода, когда ввели генеральские звания, я увидел в "Правде" его фотографию: среди прочих генерал-майоров и он глядел на меня угрюмо и настороженно. На этот раз он был гладко выбрит».

То-есть пока не возникли трудности человека можно было гноить в грязи, превратив талантливого полководца в полудохлую клячу?
Вот так всегда было в той стране тупых болванов гениальных в одних лишь интригах, именно они столь прочно (на целых 80 лет) засели в древнем Кремле.
Как они только всю великую державу в полудохлую клячу не обратили, Бог его знает?!
Они были перевоплощением бояр со всей их лютостью, но начинали они свою жизнь с нищеты и обездоленности, так что они были намного лютее прежних господ, и именно они и создали в облике Сталина этакого кровавого вампира.
Он был всем и был никем, его решения были тайным решением всех, и единственной его привилегией было казнить и миловать кого угодно по своему на то разумению.
Но то лирика, а жестокая проза жизни выглядела так, что не доверяли большевики свои бесценные жизни - русским штыкам.
Сталин предпочитал, охранять свой покой при помощи минных полей, которые, как известно политических убеждений не имеют и им все равно кого убивать.
Но лучше всего для Советской власти было бы сделать так, чтобы уходить стало просто некуда, кругом одни свои, вот тогда и наступила бы та счастливая жизнь для всей большевистской мрази, вылезшей из самой грязи.
Только вот не вышло ничего с бравым походом на Берлин. Поскольку Гитлер в самый последний момент опомнился, и нанес удар первым.
А армия у Советского Союза была очень даже отменная, да и воевать умела. Японцы всю войну боялись к нам нос высунуть, а это позволило огромный отток войск из Сибири на германский фронт.
Так что незачем без конца ругать Красную армию, ее как раз таки, наоборот, надо бы во всю пропагандисткою глотку всецело восхвалять и боготворить за ее великий подвиг, благодаря которому русский человек не стал набитым чучелом в музее победившего нацизма!
При таком бедовом руководстве закончить войну в Берлине смогла бы одна лишь русская армия! Никакая другая армия мира и близко бы не оказалась в столь критических для нее условиях хоть сколько-нибудь боеспособной.
И сделала бы она это гораздо раньше, кабы не мешающие ей в том обстоятельства.
Все дело в том, что она получила прямой и неожиданный удар в лоб, а тут же вслед за ним идиотский приказ «ни пяди родной земли».
Именно поэтому она и отступала, неся огромные потери, бросая в спешке оружие, которым в последующих сражениях враг разил наповал тот самый народ, который его создавал, живя фактически на бобах.
Вместо более ли менее организованного отступления вышло бегство, так, как армия, получившая прямой удар в лоб, в точности, как и боксер должна отойти к канатам и занять оборонительную позицию, стараясь отдышаться.
Попытка со стороны боксера лезть на противника, после того как он пропустил прямой удар в лоб или же в челюсть обязательно окончится нокаутом.
Основополагающим обстоятельством, приведшим к тому, что этого не произошло со страной Советов, был, прежде всего, героизм воинов, защищавших свою родину от чужого ярма, дабы свое стало еще куда как покрепче.
Ценой огромных и невосполнимых потерь, в лютую стужу, солдаты Красной армии перешли в контрнаступление и это при 30 градусных морозах.
Причем оно было бы намного успешнее, находись во главе Советской армии кто-нибудь другой, а не палач собственного народа Жуков.
Немцам, отчасти и по причине "гнилой гуманности" к своим солдатам вести эффективные боевые действия в условиях снежной русской зимы было до крайности затруднительно.
Они не были готовы к таким холодам - одежонка у них для русского морозца была совсем неподходящая.
Да, и психологически их забыли подготовить, что русский медведь на зиму в сибирскую тайгу не заляжет, а то ведь бравые немецкие солдаты думали отогреться в теплых домах Москвы и Ленинграда.
А кроме всего остального прочего был еще и тот факт, что высшее командование германского Рейха видело в своих солдатах не только одни лишь патроны и снаряды, которые можно было вот так запросто в любом количестве пустить в расход, как это зачастую происходило в легко редеющих рядах Красной армии.
Так что произошло вот что, пока немцы под Москвой вконец завязли, у советских воинов было время, дабы немного оправиться, подтянуть резервы из тылов, а затем и начать свой долгий и страшный путь до самого Берлина.
Вопрос, однако, вот еще в чем, а должен ли он был быть таким уж длинным?
Ведь отсутствие планов по отступлению войск и переходу от наступления к обороне целиком лежит на совести политического руководства страны.
А дело было вон оно как - советская идеология проникала во все щели, без нее нельзя было ни на толчке посидеть, ни цигарку раскурить - она фактически преследовала советского человека по пятам.
Поначалу люди ведь еще не приучились на нее не обращать ни малейшего внимания, как на пустую вывешенную, на стенах аппликацию.
А сколько ее было во всех деловых объяснениях! То был практически возврат к европейскому средневековью во имя единения общества под флагом красного молоха.
Только имя Бога поменялось, а так все стало в точности как, то было в те темные и страшные времена гиблого для ума мракобесья.
В военной области - это отражалось, прежде всего, в психологических установках на то, что гнилой капитализм скоро сам по себе загнется или же мы не иначе как ему в этом еще и поможем.
Сама возможность его атаки на развитое социалистическое общество была в корне исключена из всякого мира возможностей и вероятностей.
Контрудар с уходом в глубокий тыл противника было идеологией проникшей в военное дело, где ей было вовсе не место, а особенно в современной войне, где присутствует крайне важный технический фактор, то, что бравые конники в трезвый расчет принять вовсе не могли.
Точнее будет сказать, могли, но не в той критической ситуации, когда надо с печки слезть и соображать решительно, а не только паутинку медленно плести.
Но это было не про них, они быстро соображать не умели, ибо мозги у них были крайне неповоротливы.
Именно за такие качества главными в армии Сталин сделал людей неспособных устроить военный путч.
Но даже в своей профессиональной деятельности, они были более чем профанами, умеющими только лишь красиво рисоваться перед кинокамерой, а не думать мозгами.
А все, потому что у них исключительно прямая кишка хорошо работала, жрали то они от пуза, а на месте головы зияла рваная дыра с обрывками красного кумача.
Каким же местом им было догадаться, что современную войну не бравадой выигрывают, а точ


|

Автор: maugli1972 / Дата добавления: 16.11.2009 22:30 / Просмотров: 1009

Найти все творчество этого автора



Комментарии

Комментариев нет.

Авторизуйтесь, и Вы сможете добавлять комментарии.



© 2004–2019 "Стихи и проза" | Создание сайтов в Донецке — Студия Int.dn.ua | Контактная информация | Наши друзья
Артемовский городской сайт Rambler's Top100 Рейтинг литературных сайтов www.topavtor.com