Сегодня среда, 17 августа 2022 г.
Главная | Правила сайта | Добавить произведение | Список авторов | Поиск | О проекте



Категория: Весь список произведений - Повести

В западне...

ГЛАВА – 1

Здравствуйте!
Меня зовут, Алик Маршал, я хотел бы вам рассказать историю, которая произошла со мной 1.5 года назад. Я тогда работал вне большой художественной типографии, в должности курьера. Дела мои шли не очень, работы, не было ни какой, а жить на что-то надо было…
В общем, мой босс предложила мне работу в её типографии, на не полный рабочий день с окладом в 150 рублей. До того как я работать стал у неё, я ещё проработал в не скольких организациях в той же должности в которой продолжал работать и у неё…
Не скажу, что всё было так уж плохо!!! Бывали и хорошие и плохие деньки. Когда я с ней познакомился я, уже планировал уход из старой фирмы, и пытался найти что-то новое, с более высоким доходом.
Наверное, мне тогда просто повезло, встретить её, а может, это была судьба… как бы, там не было, после долгой работы, в «рекламной паузе» - так называлась их газета, я перешёл на уровень выше.… В начале дела шли неплохо, но, со временем – дела в типографии стали ухудшатся, и я был вынужден оставить эту работу, чтоб иметь реальный заработок и возможность двигаться дальше.
Но признаюсь честно, дела мои шли не слишком удачно, даже после ухода из типографии. Понадобилось много времени, чтобы достичь высоких результатов. Сейчас, у меня не большое агентство в службе доставки, на высокопрофессиональном уровне…
Тогда, полтора года назад, когда я только пытался хоть как-то пробиться наверх, многие мне говорили, что больших денег не заработать в этой сфере деятельности. Но, наверное, они тогда ещё не знали, что Алик Маршал – готов идти до конца, лишь бы добиться намеченной цели в этом мире.
Мой мир. Это мир иллюзий, в нём я оживаю по-настоящему – до всего этого в моей жизни было многое, как бы это лучше сказать? Приключений…
Я не думал, так уж, чтоб сильно о своём будущем, я и сейчас мало о нём задумываюсь. Но тогда, я старался жить, как можно лучше и круче – находя на свою голову, сплошные удовольствия и беды…
Потом как-то, всё это поднадоело, и я решил пожить – законными путями, старые связи, знакомые, всё осталось в прошлом…
Нет, конечно же, я с ними виделся, общался, но больше уходил сам в себя. Я попробовал себя во многих профессиях, но так ничего существенного я не смог найти для себя. Тогда, я подался в мир рекламы, потому что именно оттуда шли деньги – большие, малые, но это были деньги. И только тогда, я смог обрести уединение – бушевавшее в моём сердце…

..Видно, так уж я устроен, что сон для меня – дело святое! Лишь после 10 часов сна, я обретаю способность воспринимать мир таким, какой он есть. По этому, уверенный звонок в дверь, ревущий в 8.30 утра, был для меня ударом в самое сердце. Он так сильно звенел, что, пожалуй, его можно было услышать даже в соседней квартире, где жила пожилая женщина с сыном – кстати, моим хорошим другом!
Ворочаясь с места на место, пытаясь от него скрыться, в надежде, что он вот – вот перестанет звенеть, изводил меня всего. Но звонок не переставал, трезвонить. Ясно было, что тот, кто звонил в дверь, был уверен, что я дома. Это скорей всего потому, что моя машина стояла у подъезда, а не как обычно на стоянке.
Накануне вечером, я вернулся из не большого путешествия, сэкономив денёк, я решил таким вот образом отдохнуть и хорошенько поспать. Выполнив один из заказов, я не стал звонить заказчику, а поспешил домой, так - как решил, что завтра я мог бы, неплохо отдохнуть.
Последнее время, у меня было много заказов, и времени на отдых практически не было, мне приходилось работать даже в выходной день, чтобы успеть в срок. И когда я закончил на день раньше, для меня это был, настоящий праздник…
Я отключил телефон, радио, по которому постоянно крутили очередную сессию - нет бы, крутить музыку, так они с самого утра начинали о главном…
Что может быть главного в политике такого, чего бы я ни смог найти в газете или на телевидение?!
В общем, просто достали все, с этой их ней политикой и рекламой, которого добра мне и на улице хватает…
Нежилая вставать, я был вынужден подняться и идти к двери, чтобы её открыть.
Когда я её открыл, я уже точно знал – что если утро началось так скверно, то и дальнейший день, до самого вечера будет поскудный.
- Доброе утро, Маршал… - усмехнулся тот, кто был ближе ко мне.
На пороге стояли двое. Глядя на них, я тогда подумал:
- Что в нём такого доброго?
Капитан, Степан Курагин был из тех людей, кто по-видимому, не испытывал ни какой нужды в своей шее. Его голова прямисенько, была вдавлена в плечи, и, пожалуй, оно было к лучшему! Вряд ли бы мать природа, смогла дать ему сантиметров десять, поскольку он – имел такой рост, с которым ему имело удовольствие смотреть на людей сверху вниз, своими поросячьими не выразительными и бегающими глазками…
Позади от него стоял, прислонившись к стене, Эдуард Конёк, помощник и Приблуда, состоящий практически в одной должности со Степаном Курагиным, но совершено не способный к самостоятельной работе. Конёк всегда напоминал мне бревно, которое плавает по поверхности и при бурном круговороте воды, несёт его туда – куда совсем неважно… Я часто удивлялся, зачем он пошёл в милицию, если учесть, насколько он туп и бесполезен. В этой сфере нужны, опытные и целеустремленные кандидаты. А он… в нём этого - да вообще ничего похожего не имелось...
- Вы хоть знаете, который час, гражданин начальник?!
- Одевайся. И иди за мной… - некой наглой улыбкой произнёс Степан Курагин.
Мне сразу не понравился его тон, это звучало, как угроза, нежили приказ. Да ещё его наглая улыбка.… Те, кто его неплохо знал, могли бы сказать – что он был истинной сволочью в погонах. Он так издевался над задержанными, что те просто не выдерживали и готовы были сказать всё, что угодно лишь бы только он, от них отстал. О нём разные слухи ходили, в уголовном мире. И если бы даже так случилось, что при выполнении задания он получил бы пулю, меж глаз – наверное, всем просто стало бы легче.… Но он был не плохим следоком, и ментом, возможно, поэтому он всё ещё был капитаном и с умом протягивал других, к самому верху…
- Что-то случилось с Павлом?!
- С полковником Павлом Мальцевым?
Я сделал вид, что пропустил мимо ушей его хамское поведение.
- А с чего это ради с ним может что-то произойти?! – с низкой наглостью он уже говорил не со мной, а со своим напарником, повернувшись лицом к нему.
- Ну, ты слышал, Эдди… - он тут же заговорил о Павле.
Как-то всё это было неспроста.… Ох, неспроста!
Павел Мальцев, был моим другом. И между ним и его коллегой Степаном Курагой, стояла такая же пропасть как между образом жизни фашиста и русского, как во вторую мировую войну. Павел был человеком, нового уровня, так, наверное, это можно было бы сказать о нём… и если когда-то старики верили что капитализм это добро и единое целое с народом, то, пожалуй, он всегда верным был приверженцем убеждений, что всё это полная – жопа. Так что, в один прекрасный день, всё для него могло кончиться, финкой под ребро в каком - нибудь тёмном переулке или подъезде.
А с Курагиным я уже пару раз сталкивался по работе, и успел его понять очень хорошо, что он крайне опасении, к тому же, весьма осмотрителен – удары наносит верно, по цели.
- Послушайте, Курагин.… Почему б вам не объяснить мне, для чего вы пришли? – я собрал в себе всё самообладание, дабы это сказать.
- Я уже сказал – вам!!! Одевайтесь, и следуйте за нами.
- В каком качестве, хотелось бы знать? – спросил я, глядя на него.
- Пока что, как свидетель. А там посмотрим…
Моему терпению пришёл конец. Обычно я сдержан, и не позволяю себе резкости, но тут, случай был исключителен:
- Делайте что хотите, капитан. Но с вами я никуда не пойду! Я устал, и хочу спать…
- Он видно не понимает… - тут что-то рявкнул нахально со спины Курагина, его напарник.
- Что?! – протянул, не поняв, его я.
- Я вам сказал уже, Маршал, одевайтесь. И следуйте за нами.… Если надо, отоспитесь в участке.
- Послушайте, капитан… Я лишь ночью вернулся с командировки, и сильно устал. И хотел бы поспать! Так что если, вы не против - объясниться?! По какому поводу я должен ехать с вами, да ещё так рано?!
По-видимому, в моём тоне, что-то его заставило изменить своё направление ко мне, что он сказал напрямую:
- Знаком ли вам, некий Константин Захар Николаевич?
Тут я признаться, растерялся. Совсем не ожидал такого вопроса.
- Костя?! Ну да, конечно же – мы с ним старые друзья…
- Это мы знаем! – заметил Курагин.
И тут обо мента уперлись на меня прямыми взглядами. Тщательно демонстрируя свой интерес, к моей персоне и то, как же я отреагирую на этот вопрос или замечание.
Обычно такая реакция появляется, в конце истинного сюжета истории, когда всё указывает на преступника…
- Ну и, что дальше. Долго вы ещё на меня так собираетесь смотреть, э? – спросил я, глядя на них.
- Дело в том, Маршал,… что вашего друга нашли мертвым, с пулей в брюхе! – он это так решительно и со смаком сказал, с неким удовольствием.
Что тут же добавил:
- Ну как вам сюжетик, для вашего романа?!
Вот уже, 12 лет я пишу книги на различные темы, в основном это были детективы и поэзия, но и не исключался и второстепенный жанр, в котором мне часто помогали реальные люди, с реальным жизненным опытом. Таким как были мои коллеги, в помощи создавать и находить истинный сюжет, для всё более новых книг.

ГЛАВА – 2

Я знаю, что обычно милиция осмотрительна с лицами прессы, так вышло, что у меня есть свое дело – в издательстве. Не большая газетка, приносящая не плохой доход, меня всегда тянуло к искусству, да и творчески я был не обделённой личностью. Зарабатывал не много, но страх как хотел выпускать что-то своё!!!
Сначала, это была листовка «ИНДИВИД», потом пробный вариант, журнала – не удачно. Ну, а теперь вот – и газетка взяла свое,… но все, же я больше, и официально, в сфере курьерской доставки. Тут я и курьер, и расклейщик, и посыльный – всего хватает в моей работе…
Наверное, многие меня не поймут, если я скажу, что тратить деньги надо осмотрительно, но и с удовольствием. Мой девиз; живи сейчас, и не думай о завтра!
Я не трачу свои деньги, на женщин и азартные игры. Хотя, и очень обожаю это дело. Но всё с часом надоедает, и всему приходит конец. Я не знаю как долго, я ещё этим всем буду заниматься – время покажет, но, пока что, это у меня выходит. И выходит неплохо!

..Так, о чём это я? Ах, да. О прессе… Обычно милиция нас обходит стариной, ведь мы не с неба находим свою информацию. Они не любят портить нам настроение, своим отношением… Мы обречены на постоянное общение, я не очень люблю общаться – больше люблю уединенность и затишье, но работа есть работа, так что тут не приходится выбирать…
И потому, относимся друг к другу с профессиональным подходом, даже я бы сказал – с некой опаской. Вот почему меня так озлобило, вызывающееся поведение Курагина и Конька.
- И чёрт возьми, о чём я только думаю сейчас?! Костя мертв!!!
Я оделся быстро, даже если не сказать в спешке. Менты одетые были в солидные костюмы, с виду так и не скажешь – что они из органов. А я то, что я?! Натянул первое, что попалось под руку. Это были джинсы и кофта, на молнии… я обычно так не одеваюсь, но сегодня видно было, что я спешил. Когда я перед ними появился в этом наряде. Они на меня так взглянули, но слов не было, лишь покачивание головой.
Потом, я ещё какое-то время провозился с замком, пока, наконец, его не запер, руки как будто бы меня не хотели слушаться.
Когда, я закрыл двери, то в коридорчике я ещё спросил у Курагина:
- Так всё же… для чего я должен с вами идти?
- Мы хотим, чтоб вы на него взглянули…
- Зачем? – удивился я.
И Конёк добавил:
- Чтоб вы его опознали, в нашем присутствии, мистер Маршал.
Меня впервые в жизни назвали, МИСТЕРОМ, и честно скажу – это было приятно, но и не обычно.
- Черт возьми, сколько же я не видел Константина… - меня это удивляло, идя вслед за ними.
Выйдя из подъезда, мы подошли к машине. Конёк попросил меня сесть, даже дверь любезнейше открыл мне. Я тогда даже подумал, что они собираются меня спрашивать о чём-то в самой машине. Но я ошибался на их счёт… за всё время пути, которое мы проделали к участку, они не проронили не единого слова, лишь в самом конце, когда мы подъезжать стали к зданию милиции, Курагин обернулся и спросил меня:
- Вы что-то там говорили, Маршал о командировке,… где вы были?
- Я полтора дня, почти два. Провёл в Кировограде, вернулся около часа ночи – точного времени сказать не могу…
- А чё вы делали в Кировограде?! – насторожено спросил Конёк, мельком глянув в зеркальце заднего вида.
Я не собирался отчитываться перед ними, к тому же это их не касалось. Так вышло, что мне нужно было ехать аж туда, по давали личному делу, касавшегося не посредственно моей новой книге. И многие из моих заказчиков об этом ничего не знали, хоть и думали, что я работаю по их делу, но это к делу не относится, сейчас как-то…
В общем, я был в отъезде, по личному делу – вот и всё!
Об этой поездке знали лишь два человека – Павел, и мой издатель. Я даже свои романы публикую под псевдонимом. Между прочим, Павел мне пару раз давал их почитать, это было забавно, скажу я вам…
Меня привлекло одно дельце, в которое я собирался внедриться как разведчик, чтоб получить как можно больше ценно информации для своей книги. Я уже пробил не сколько адресов, наладил отношения с местными людьми. В общем, всё шло, как по маслу…часто мне не хватало, пылкого адреналина – наверно именно так это можно назвать.
Мысленно я уже представлял, как всё это будет выглядеть в новом детективном романе. Да и упускать такую возможность было бы глупо, если битая карта шла в руки.
По – этому, Курагину я ответил так:
- Ну, вы же знаете, что для каждого материала нужен свой не простой сюжет – с новыми подробностями, сложившейся жизни…
- Да ладно вам, Маршал – что там темнить? Наверняка, решила узнать как дела в нашей Госдуме… - произнёс Конёк.
Я засмеялся, и сказал:
- Ну прямо в точку попали, гражданин Конёк.… Но как вы догадались?! – я сделал вид, что удивлен.
- Работа у нас такая, гражданин Маршал… - к его словам донёс свои и Курагин.
Как только мы вошли в дом, то направились совершено в противоположном направлении, сначала спустились вниз, потом прошли несколько метров от поворота по коридору, а потом, свернув за угол стали подниматься наверх…
- Куда мы идём?– поинтересовался я.
- Скоро увидите, мистер Маршал… - ответил Курагин.
Наш долгий путь по коридору, по ступенькам – подходил уже к концу. Открыв двери, я был явным образом удивлен. Корпуса, совмещенные с отделением милиции и общежитием, были совершено рядом. Практически, за углом…
Ещё несколько каких-то метров, и мы подошли к комнате, где жил Костя. Когда дверь отварилась, мой слой прочности – пал… Я даже не мог подумать, что Костя уже вернулся с Донецка, где он последнее время жил и работал. Так вышло что, Константин получил повышение, работая в банке, и с этим повышением он вынужден был ехать в Донецк. Время от времени, он приезжал в город, иногда по делам, а иногда просто так – по семейным обстоятельствам.… Даже, не сообщил, что приехал – вот так друг, а ведь мы с ним были, не разлей вода когда-то.
Его комната находилась, в самом конце по коридору от лестницы и ближе к выходу. На площадку выходили две двери, одна из них была металлическая, по видимому вела к пожарному выходу, а другая – была открыта нараспашку.
Вне большой гостиной, ещё были видны отчаянные следы схватки. Явно было видно, что была борьба за жизнь – перевёрнут стол, пару стульев, разбито окно, выходящее на балкон, с полок упали книги, валявшиеся на полу.
Костя никогда не стремился к особому комфорту. Новенький магнитофон, не большой телевизор – стоящий в углу, от дверей к балкону, ну и так, кое-чего из вещей, находившихся в шкафу. В общем, предметы первой необходимости, без этого он действительно не мог обойтись.
Помимо всего прочего, куча всяких кассет, уложенных на полку в ряд. Для Кости музыка составляла единственную страсть в этой жизни… хотя бы один день без всего этого, означало для него не уверенностью…
Он лежал на животе, посреди комнаты. Его глаза всё ещё были открыты, и взгляд был устремлён в бок. И одет был так - словно только что вернулся с улицы или только собирался уходить куда-то. По полу рассекалась, тёмно красное пятно и лишь одна рука лежала ближе к его голове, его пальцы были в крови, а на полу рядом надпись, большими буквами – МАРШАЛ…
Первое что пришло мне в голову; что я тут делаю?!
Я с опаской глянул на Курагина и Конька, в их взглядах читалось лишь одно; умирая, он написал своей кровью фамилию своего убийцы.
Теперь всё зависело только от меня одного, как я себя буду вести в такой момент. Всего один повод, с моей стороны, и этого будет в полнее достаточно, чтобы упечь меня за решётку и надолго.
И всем легче! Но главное, Курагину было бы спокойней. За своё время, я сладко успел подпортить жизнь ему, и, пожалуй, если бы не хроника по его прошлым делишкам, возможно, он бы сейчас не был капитаном, а занимал более достойную должность в уголовном праве. А именно в милиции…
Пока меня оправдают, и всё это дело раскрутится, глядишь, и конец моей репутации законопослушного гражданина, а заодно и с бизнесом в сфере курьерской доставки.
Курагин отвёл меня в сторону, и сказал:
- Гляди… - указывая на стену.
На стене были размешены фотографии, на одной из них был я и Константин. Этот снимок был сделан около года назад, тогда мы с ним были на каком-то празднике, уже не помню каком именно. Ну и с фотографировались естественно, я думал это фото утеряно было – но по видимому, я ошибался, и сильно к тому же…
- Это единственный Маршал, который был найден в его записной книжке.
Курагин достал и кармана не спеша записную книжку, и буквально на первой же странице, была видна моя фамилия, адрес и телефон – Алик Маршал…
Когда мы с Костей в последний раз виделись, я собирался жениться, на Марии Кравцовой. Моей школьной подруге, с которой я встречался почти пять лет, но потом она вышла замуж за богатого, а меня бросила одного. Да и, что я ей тогда мог предложить – кроме своей любви. А теперь, у неё семья. И насколько я знаю! Она вполнее - счастлива, с ним в браке…
- А теперь ответьте мне, Маршал. Зачем умирающий человек истратил последние мгновения жизни на то, чтобы написать чьё-то имя? – спросил Курагин, глядя на меня.
Пауза, не долгая.
- Могу предположить два варианта…
- Какие? – спросил я.
- Или он пытался таким вот образом, ему что-то сказать.… Или, хотел сказать – кто его убил!
- Гениально, гражданин начальник! Вам бы не в милиции работать, а детективы писать – вы бы, точно стали величайшим писателем…
- Ну, а всё же – какой из вариантов вам более предпочтительней, мистер Маршал? – спросил следователь.
- Если вы думаете, что я его убил – то вы ошибаетесь. Я его не убивал! И поэтому, могу предположить, что он мне хотел что-то передать… таким вот, способом…
- Ну что же, хороший ответ! Но взгляните, мистер Маршал – как чётко написаны эти буквы? Все три, прописные… - истин образ для Курагина, в его обличье.
- Казалось бы, человек весь остаток своей жизни вложил на то, чтобы как можно чётче написать ваше имя…
- Вы к чему это клоните, гражданин начальник? – сурово ответил я, глядя в его сторону.
Курагин задумчиво поглядел в потолок.
- Предположим такой сюжет… Вы с приятелем чего-то не поделили, ну, слово за слово… и как-то неожиданно у одного из вас оказался пистолет, в руках… завязалась драка – и раз! Ваш друг уже мёртв. Вы конечно в шоке, решаетесь сбежать, а ваш друг, подыхая – подписует вам приговор…
- Понимаю, банально! Но в жизни и не такое случается. Ну, так – как вам, мистер Маршал?! – спросил Курагин.
А тут ещё в наш разговор влез и Конёк, мерзкая, однако личность:
- Короче, Маршал – защита есть, на то время его гибели? Или же нет?! – с некой наглостью и усмешкой.
- Ну, так, я уже вам говорил - что вернулся поздно из командировки, и уже именно поэтому не мог его убить. Это было, во-первых! Во-вторых, откровенно говоря,… мне и самому не понятно, как это может быть?! Среди друзей – близких мне людей, меня никто не называл вот так… по фамилии!
- Что ж, значит это исключение! – ответил Конёк.
- Таких исключений не бывало, даже со стороны Константина. Если даже, мы когда-нибудь с ним не могли найти общий язык, он всегда меня называл по имени. Хотя… прошло столько времени?! - тут моя уверенность пошатнулась.
- И почему вы решили, что он умер до – того как вы прибыли в город? – лукаво спросил Курагин.
- Бросьте вы валять дурака, гражданин начальник?! – резко произнёс я.
- К моему несчастью, это мой не первый труп – вот так увиденный…
- Чем вы добирались, до города? – перевёл тему для разговора Курагин.
Не подумав, я ответил:
- Своим. На машине…
Курагин да вольно покачнул головой. Я не понял, что он этим имел в виду, кивнув головой.
И наохрена я, вообще захотел поехать машиной – посчитал ведь, что так будет быстрее – вот и приехал.…Собирался ведь, ехать поездом – тут и алиби чистое. Если проверят, а проверять будут!!! Я устрашёно стал вспоминать, подробности поездки – к моему страху, не единой зацепки – вот так дрянь!
Правда, ночь провёл в гостинице, но тоже, заказан был не мною… тот, кто номер заказал, нет смысла светиться тоже. Сказать им, что…это были люди из редакции? Но тогда, им точно уже не ходить по этой земле матушке – замочат, как бить есть! То, что я там раскопал, могло погубить не одну жизнь. Стукачей нигде не любят… за что и наказуют, их сурово. А если там повезёт, то тут точно не повезёт – ведь статья идёт, со связями с уголовными элементами криминального мира, осведомители то, у меня – не обычные граждане, а люди, в должностях?! В общем, что говорить – светиться никто не будет, а значит, алиби нет. И я со всем один…
- Мистер Маршал, вы сказали… что, времени прошло много. Что вы имели в виду, под этим? – спросил Курагин.
- А, вы об этом… дело в том, что мы с Константином почти два с половиной года не виделись. Я даже, не знал о его приезде! А перед тем, как расстаться… он много суетился по поводу этого отъезда, в Донецк. И наши общения прекратились… так, несколько раз говорили по телефону…
- О чём? – спросил Конёк.
- Да не о чём, собственно.… О работе. О делах в основном – вот и всё!
Не было у меня желания, рассказывать им всего того, о чём мы с ним могли говорить в наших телефонных разговорах. Но больше всего, мне хотелось уйти отсюда, как можно поскорее.… Не любитель я покойников. Смерть меня не пугала, наоборот! Я даже любил быть рядом со смертью. Но чувствовать, так близко её – я не хотел, особенно если она, забрала из жизни хорошего мне друга…
По-видимому, сник я со всем. Смерть друга меня обескуражила. Я цеплялся за кусочки воспоминаний и страх, поглощал меня изнутри. Я совсем уже истёк и пот выходи сквозь одежду, я что-то объяснял, оправдывался, что и было расценено Курагиным как окончательное моё поражение… лишь бы, уйти отсюда, я готов был сознаться во всём. Но, все, же понимая, что таким образом я решу свою судьбу, я продолжал убеждать их и себя в том, что это всё сон и я сейчас не здесь. Но сон не кончался, а лишь усугублял моё положение в этой истории с Костей…
- Ещё минуточку обождите, Маршал, и скоро мы отсюда уйдём… - убедительным тоном попросил Курагин.
Тут я явно насторожился, и страх куда-то ушёл:
- Уйдём?! – удивился я.
Пауза, коротенькая.
- Куда, уйдём? – спросил я.
- Как это куда?! В отделение естественно…
Тут я явно вспылил:
- Нет у вас против меня не каких улик! А уж это…- указав на свою фамилию, на полу.
- Это не улика. Мало ли в городе таких фамилий…
- Ну как посмотреть, Маршал… - ответил с некой загадкой Курагин.
- Что вы этим хотите сказать, гражданин начальник? – нахмурил я взгляд.
- Тут вы правы, Маршал. Ваша фамилия, это не исключение – но пока что, вы у нас единственный кто в списке подозреваемых находится…
- У вас уже и список имеется?! Не совершайте ошибок, и поспешных выводов, гражданин начальник! – ответил грозно я.
- А я не делал ни каких ещё выводов, мистер Маршал.… Это все уволишь, мои предположения – не более?!
- Вот и держите их при себе. А то ведь, знаете, как это бывает? За это можно - в общем, мы поняли друг друга, не так ли, гражданин начальник?! – суровым голосом произнёс ему я прямо в лицо.
- А с чего вы решили, Маршал, что вас собираются арестовывать, а? – с усмешкой произнёс это Курагин.
- Тогда ваши слова…
И тут, к нему подошёл Конёк и сказал:
- Ну, так - как мы едим, а то тело собираются уже забирать?
Курагин кивнул головой и сказал, глядя на меня:
- Вы не арестованы, Маршал – пока! Но дать показания, вы должны. Где, как, и когда.… А это можно сделать только в отделении, вы же это понимаете? После чего, вы свободны!
Курагин улыбнулся и вместе с Коньком, направился к выходу. Там уже прибыли эксперты, и фотограф, для работы с телом. Общаясь с ними, Курагин в пол оборота стоял ко мне и то и дело поглядывал в мою сторону, после чего он усмехнулся… не хитрая уловка с его стороны. Наверное, он чего-то ожидал от меня. И я наверноё знал чего именно.
Он, наверное, ожидал моей реакции, что я могу сделать не правильный шаг – поднять что-то с пола, вроде стула, чтобы можно было на него сесть. Чем не вариант?! Впоследствии предъявленная улика, и нет уже поворота назад. Словом, лишние мои отпечатки – ни в чём не помеха для него, если дело не складывается.
Вот в чём была его улыбка. Он этого от меня ожидал. Надеялся!!! Вот почему я, чтобы не подвергать себя соблазну сунул руки в карманы. И подойдя к окну, я взглянул на улицу. Там были машины, различный транспорт передвижение, спешащий народ куда-то.… Как же всё-таки их не беспокоит обстоятельство, этой обычной жизни. Они не думают, что их может ждать за поворотом, и что всё может, не ожидало перемениться в их жизни.
Затем я перевёл взгляд на стену, где были увешаны множество фотографий, рядом стояла тумба и аккуратно сложенные книги, мой взгляд привлёк внимание тетрадки. Это был дневник, честно говоря, это меня удивило – я не знал, что Константин вёл свой дневник. Почему-то мне хотелось его взять, но какая-то мысль, в голове промелькнувшая остановила меня, сделать это.
И тут я услышал голос, Курагина:
- Маршал… Нам пора!
Я глянул в его сторону, и, кивнув головой, проследовал к нему. По дороге к выходу, я ненадолго остановился и задержал свой взгляд на Константине. Он так лежал спокойно, что мне показалось – что он не мёртв, а только спит. Но эта мысль, тут, же исчезла, когда его накрыли простынёй.
Следуя по коридору за следователем, я думал; почему? Почему Костя, перед смертью вспомнил именно обо мне? И почему, он выбрал именно моё имя? Ведь я то, точно знал, что его не убивал! Но моя фамилия говорила обратное – не уже ли он так хотел мне отомстить?! Но только, за что?
Много вопросов, на которые я не могу пока дать прямых ответов. Но я обещаю!!! Не только самому себе, но и Косте – что узнаю, всё узнаю. И докажу… что я не виноват…
В комнату вошёл какой-то человек в штатском. Это был, директор фирмы и теле станции МИР…
Когда я стоял возле Константина, и тех проклятых букв, написанных его кровью. В моей голове что-то мелькнуло, и внезапно, исчезло… Что-то очень важное.… Эти буквы - они были – так чётко написаны, выведены… почему-то мне показалось, что кисть правой руки, Константина – указывает во все не на мою фамилию - а на что-то большее, не жили, это можно было бы увидеть, вот так просто…
- «МИР»… Опочки!
- Это не новость, Маршал. Я сам поговорю, с репортёрами – когда сочту нужным.… А пока что, держитесь подальше от этого дела, это ясно?! – произнёс Курагин, обращаясь ко мне.

ГЛАВА – 3

Когда мы пришли в участок, я хотел встретиться с Павлом, но потом, подумав об этом, я решил, что стоит отложить наш разговор с ним на потом – более приемлемое время. Я решил, что пусть пока всё идёт постепенно. И хотя Паша, мог бы добиться большего с этого дела, я решил оставаться в тени, ведь дело взял в свои руки Курагин.
- А с алиби, у меня действительно, дела мои были плохи… - подумал я, в тот момент про себя.
Стоит только подумать, с кем мне приходилось встречаться в Кировограде, и считай я покойник, узнай они об этом. И какого чёрта меня понесло туда! Адреналина, видите ли, захотелось мне, окунуться с головой в сферу криминалистики! Вот и окунулся, чёрт возьми…
В общем, я рассказал Курагину и Коньку о своей поездке в Кировоград, упустив излишних подробностей, разумеется. В том, что рано или поздно они смогут, докопаются и до них, сомнений не было, но сейчас – важно было выиграть время, и обождать…
Кроме того, менты обязательно поинтересуются, как я добирался оттуда.
Так всё и вышло – мой маршрут из Кировограда сюда, был разбросан по маршрутам; где я останавливался, чтобы перекусить, где заправлялся по пути сюда, с кем общался на заправке и в закусочной, выпивая кофе, видел ли меня кто-нибудь и кто мог бы это всё подтвердить, в котором часу и где именно…
Я рассказал им всё что мог и сумел вспомнить, на тот вечер. Даже припомнил случай на дороге, где столкнулись грузовик и легковушка. Правду говорят, если прижмёт очень уж сильно, тогда не только что было, вчера вспомнишь, а и то, что было год назад. Надо было спасать свою шкуру, особенно если она сущем дерьме.
Прочтя и подписав, то, что я рассказал, я уже собирался уходить, но Курагин меня остановил на полпути к выходу и сказал:
- Ещё раз предупреждаю вас Маршал, газетчикам не слова о случившемся. Из города как вы понимаете не ногой, покрасней мере постарайтесь не уезжать, это в ваших же интересах?!
Дело в том, что в не которых кругах Константина хорошо знали как редактора одной газеты. И ещё до отъезда, она имела большой спрос, и сказать что, он сам не имел спроса среди людей, это не сказать ничего. Поэтому, было понятно, беспокойство капитана Курагина, а со знанием того, что я тоже был известен среди людей в подобной сфере деятельности. И нашим частым контактом, на людях. Я тоже не хотел этого, в общем, основания были серьёзные, что бы этого не делать.
- Да, я всё прекрасно понимаю, и постараюсь города не покидать.… Но могу я задать вам один вопрос?
Курагин и Конёк переглянулись, и Конёк втянуто произнёс:
- Смотря, что за вопрос?!
- Как вы узнали, что Константин убит, и из какого оружия совершенно это убийство?
- Всё, вы свободны Маршал, можете идти… - уверенным тоном сказал Курагин.
Выйдя из участка, я дошёл до остановки и сел в маршрутное такси, там наигрывала какая-то музыка по радио, из зарубежных исполнителей. Музыка, честно говоря, была не очень!!! Но она навела меня на мысль, что делать, откуда начинать.
Приехав к себе на офис, я набрал номер Павла, дома его не оказалось. Тогда я проглянул, кое-что по расписанию на сегодня и в своём записной книжке обнаружил адрес Григория, или как его в округе называли «Грэг», я вспомнил, что он является отличным знатоком в музыке и искусстве, и я решил ехать к нему в библиотеку, где он часто бывал и работал, точнее подрабатывал.
- Грэг, а ну, давай рассказывай, что это ещё за херовена такая, «МИР»?!
- Чего – чего?! И ты меня об этом спрашиваешь? – в шутку сказал он.
- Тебя, не кого-то ж другого?!
- Ну, извини, друг – но тут, я тебе не помощник… - ответил он.
Удивился я:
- Почему?!
- Да я уж как целую вечность, не занимаюсь этим делом!
- Да, уж… проблемка!
- Извини, друг…- ответил он.
Я тяжко вздохнул, где он лишь пожал плечами, а я сказал:
- Ну, а может… у тебя остались, какие-нибудь связи, с кем-то?
- А тебе, зачем это? – спросил он.
- Да есть тема, по ним… и они мне позарез нужны. Честно, нужны? Помоги, если можешь, а?! – тут я явно задавил на жалость.
Обычно такое помогает, но сейчас и впрямь была другая ситуация, что без просьб и умалений было, ни как не обойтись.
- Видно, ты и впрямь попал в беду – коль пришёл именно ко мне…
Пауза, короткая от Грэга.
- Была одна тема, насчёт них… будто, в их сфере проскользнула ситуация, по которой им пришлось – сменить название, на то, которое ты сказал сейчас!
- Почему? – спросил я удивлено и настороженно.
- Тут уж извини! Всех вопросов я не знаю. Но раньше они были известны, как «Альтернатива», может, слышал - ещё вначале 90х была такая тематика, на телевиденье прогрессировала на разные темы?
- А… что припоминаю? А кто у них нынешний владелец на сие время, не знаешь? – поинтересовался я, у него.
- Кто именно, не знаю! Но, насколько я знаю - прежний руководитель так и остался в этой теме…
- Так значит, Артур, всё ещё на сцене и не отошёл от дел?!- я усмехнулся.
- Ты его знаешь? – спросил Грэг.
Я улыбнулся и сказал:
- Отличный малый! Помню, ещё в 90х о нём ходили легенды. Да и сам он был, вроде легенды – встречались иногда, но только по работе…
- А такой себе, Виктор Гулько, тебе не о чём не говорит? – спросил Грэг.
- А как же! Тот ещё мутило.… И с ним я встречался, даже поработать успел. Вечно сам себе на уме был.… При мне, был, в должности зама по рекламной индустрии, пока его не уволили…
- Ты что-то о нём знаешь, Грэг?
- Знаю?! Да я можно сказать, о нём доклад написал… Он только это и делал, что менял одних на других, как перчатки. Его все считают высшим спецом, в своей сфере деятельности! А по мне так, мразь из мразей. Но, он и впрямь, был тем, за кого его держали. Так – как умел и знал, где подлезть и как поддерживать уровень фирмы. Скольких он сумел вытянуть их сущего краха, уже б давно бы, и сам добился всего в своём бизнесе, но видно, ему так и суждено – оставаться всего лишь пешкой…
- Что верно, то верно! Правду говоришь, Грэг…
- Так вот, когда у Альтернативы настали переходные моменты, из одного имени в другое.… Твоему Артуру требовалась поддержка умной личности. Вот он и взял его на должность, директора с не ограниченными полномочиями... С той поры, я и слова хорошего о нём не услышал, но, по слухам дела у них не плохи.
Да и похоже Виктор Гулько, своего добился. Альтернатива так сказать, получила второй шанс. С женой расстался, около года назад, на молодёжь потянуло его. Правда, последнее время, он крепко держится с одной милашкой, младше его лет на 20ть. Она стала ему чем-то вроде, нового порыва свежей энергии, а зовут её Юля…

ГЛАВА – 4

В те 80е годы, мы с Константином были кем-то вроде реперов, и хотя мой друг был на два года от меня младше, мы оба этого не замечали и не считали как таковым наш истинный возраст – уж, многое нас связывало и объединяло в то время. Мы жили музыкой и не думали о будущем, хотя и мечтали быть музыкантами. Наш путь был един, но для Константина он был не много равнее. Он лучше меня играл в футбол, да и среди женской стати он был Дон Жуаном, таким себе…
Но все со временем заканчивается, и, то время тоже ушло. Мы повзрослели, и каждый из нас пошёл своей дорогой. Костя ушёл из спорта, а я, занялся не посредственно собой. Мы всё чаще стали появляться в сводках различных журналов, музыка перестала быть той – особенной для нас личностью, работа не складывалась, да и в личной жизни – всё было не так – как раньше.
Вскоре я обнаружил своё призвание в искусстве, а Костя наоборот посчитал, что это не его…. Для меня всё началось, что ни на есть с самых низов. Но всего я сумел дубиться, очень быстро. Константину повезло в жизни больше, у него умер отец и оставил ему солидный капитал. Успешная работа, в общем, всё у него было как нельзя хорошо!
К тому времени, Татьяна Борисовна, сделала свой выбор на мне, и навсегда я ушёл в прошлое единственного в нашей жизни периода, когда мы оба, слишком хорошо стали понимать, что нам грозит непримиримое соперничество.
Мы оба безумно её любили. Костя умел играть и умел проигрывать, и всегда делал это в открытую. Вот почему, он чуть было не стал свидетелем на нашей свадьбе, если бы она не встретила другого…. Но всё сложилось даже куда лучше, с часом, когда он собирался жениться на Марине, я стал его свидетелем.
Всё прошло и закончилось. Одним выстрелом, перечеркнута жизнь моего друга и наших воспоминаний.
Я хотел ехать к Марине, его бывшей супруге – но, подумав на мгновение, я не стал этого делать. Я не знал что сказать, впервые в жизни. И не знал, как её утешить. Другое дело, их дочь Клаудия – ей уже 17ть, и она должна всё понимать…
Хотя? Минуточку! Нет-нет, хотя может быть – так оно и есть?! Клаудии не 17, а все 18 – наверняка уже исполнилось.
Ах, как быстро же, пролетело время!
«Мир» находился в центре, не далеко от дома, где жил Константин. Натура была у него такая, жить там, где всё было как на ладони. Магазин, рынок, транспорт, всё это было в центре, как и его квартира. Костя любил свою работу, можно сказать он жил её – нельзя было сказать, что он был забить делами. Свободного времени у него тоже было в полнее предостаточно, но ради неё он был готов задерживаться хоть до утра, если на это была его воля.
В центре широкого холла, мигал телефонный пульт, в дальнем конце холла, где-то там за спиной секретарши смутно вырисовывались дверь, не много приоткрытая - вели они скорей всего в кабинет директора.
Когда я подошёл к ней поближе, секретарша радостно мне улыбнулась, и сказала:
- К кому изволите идти, позвольте у вас спросить?!
- Могу ли я поговорить с, Артуром Голье?
Имя хозяина фирмы мгновенно обрабатывалось улыбкой в сочувствие.
- К сожалению, мистер…
- Маршал!
- Мистер Маршал, он сейчас занят. И не может никого принять к себе…
- А его ассистентку, можно увидеть?
- О, конечно же! Я ей сейчас о вас сообщу… - ответила да вольно она.
Как неожиданно за моей спиной донеслись шаги, обернувшись я увидел кучерявого парня лет так, это к… 18, 20. Проходя мимо меня, он так подозрительно посмотрел, а потом, подойдя к секретарше, сказал ей:
- Олечка, мне послышалось или кто-то и впрямь пришёл к нам из прессы?!
Так звали секретаршу, Артура Голье.
Затем она улыбнулась в мою сторону, и я произнёс:
- Позвольте, представиться… Меня зовут, Алик Маршал. Я из…
Но дальше, к сожалению, добавить слов мне не удалось, так - как меня перебили. И сделала это секретарша, когда раздался телефонный звонок. Она так, резко заорала в трубку, что я попросту растерялся и забыл, что и говорить.
Но молодой парень, резко улыбнулся в мою сторону и произнёс, протянув руку:
- О, простите любезнейше, мистер Маршал?! Я решил, что вы из этих… фанатиков с улицы! Не признал, не признал – откровенно говоря, что ж, будете богаты! – и они оба улыбнулись.
После чего пожав друг другу руки, молодой парень добавил:
- Меня зовут, Сергей Зодорченко. Я заведующий рекламным отделом. Скажите-ка, а вы сегодня не видели случайно, Григория?
- Да нет, а что?
- Ах, нет, извините, видимо… я вас с кем-то спутал!
- Ну, бывает и такое… - улыбнулся я ему, в ответ.
Короче говоря, пожав мне руку, он откланялся. Поспешно куда-то удалившись. Возле лифта он притормозил и заговорил с неким таким же молодым человеком, как он.
Обычно я не люблю подслушивать чужие разговоры, но когда человек стоит в нескольких метрах, как тут не услышать, о чём они говорят:
- Привет, Фокс!
- Ну как твои дела, Серёга… - обменялись они любезностями на радушных условиях.
- Ты зачем здесь? – спросил его Задорченко.
- Да вот… назначена у меня встреча с твоим боссом Виктором Гулько. Смогу я с ним увидеться, сейчас – как считаешь?
Лицо Сергея изменилось, он несколько скривился. А потом сказал:
- Не знаю, что тебе и ответить-то, дружище…
- В чём дело? – насупился тот, другой.
- Понимаешь, Фокс… я его с самого утра сегодня не видел…
Вытаращив глаза на Задорченко, с такой себе тупостью. Видно было по его глазам недоумение и злобу.
Затем он нахмурился и стянуто произнёс:
- Что ж… тогда подождём, коли так!
- Извини, что я тебя огорчил?!
- Да ничего!!! Твоей же вины в этом нет?! – ответил Фокс.
Отведя глаза в сторону, он пожал ему руку и откланялся.
Постукивая каблучками об пол, ко мне шла молодая и очень, красивая женщина. Я попросту не удержался и оценивающе её оглядел от ног до затылка, это была помощница и консультант по совместному бизнесу, мистера Голье.
Я её узнал сразу же, хотя откровенно говоря, раньше я с ней не встречался. Но по её видимому виду, было понятно, кто она есть.
Она подошла ко мне, улыбнулась и серьёзным голосом спросила:
- Господин Маршал? Извините, что вас заставили долго ждать, но вы не могли бы сказать, по какому делу вы пришли к мистеру Голье?!
- По очень срочному делу… Я бы даже сказал, по личному делу!
- А уточнить, вы не могли бы, господин Маршал?
- Если я изложу вкратце свой приход на бумаге, вы передадите его шефу? – спросил я, глядя на неё.
Она кивнула головой, и я достал блокнот и ручку, и вкратце написал всего не сколько слов; « Захаров Константин, мёртв. Как человек который его знал, я мог бы быть вам полезен – до того, как сюда приедет, милиция.»
И подписался – Алик Маршал…
Впоследствии женщина удалилась, я так же не смог не поглядеть на её очаровательный уход, а именно фигуру.
Через какое-то время, она появилась снова на горизонте, и подойдя ко мне произнесла:
- Господин Голье, вас примет. Идите за мной, мистер Маршал…

Очень много времени прошло с того момента, как мы виделись последний раз с Артуром Голье, он мало в чём измениться успел, за это время. Как и прежде, он занимался спортом, качая по два три часа в спортивном зале мускулы. И в то же самое время, был доброжелателен к своему собеседнику.
Вот только, что имидж сменил. Из такого себе мачо, обратился в лысого кабана...
Только сейчас, пожимая ему руку, я заметил под глазами у него серые мышки. Да и само его пожатие уже не было столь крепким, как когда-то… Его левая рука малость подрагивала, как при нервном тике, в этой руке он сжимал ту записку, которую я ему передал, его помощником.
Не скажу, что эта роль была столь приятна. Не любитель я таких моментов, сообщать кому-то о дурных новостях. В своей жизни я проделывал это пару раз, часто сообщали это мне.
В обще, я отношусь ко всему спокойно. У меня мало вызывает эмоций, смерть другого знакомого мне лица. Ну, допустим, когда умирает родственник или близкий тебе человек, кто-то из семьи. Когда-то мне сообщила мама, что умер отец. Не знаю, что я тогда почувствовал,… но точно помню, что вёл я себя вполне спокойно и даже нормально, ни каких эмоций. Так было с дедушкой, бабушкой и другими мне близкими людьми. Я любил их, но почему-то, боли я не ощущал. А вот когда умер мой друг, Костя, я почувствовал такую боль и пустоту, переполнявшую меня в те минуты, что мне хотелось пропасть и исчезнуть. Возможно, это потому, что с ним я провёл гораздо больше счастливых минут.
Друг для меня, это не что большее – чем просто семья. Друг может тебя понять и принять таким, каким ты есть, простить все твои ошибки и выслушать, понять. К сожалению, в семье так не бывает – по крайней мере, в моей. Меня мало в чём понимали, когда либо, и принимали таким, каков я есть, ко мне относились ни как к своему или просто человеку, меня всегда изгоняли, забрасывали гневом и ложью. Боль, стала моей повседневной жизнью. Единственное утешение, это работа, она помогла мне уцелеть и не погибнуть, в этом мире. А я хотел жить, жить как человек. Своим умом, мыслями, желаниями, другим миром – сознания. Просто, быть другом…
Может именно здесь, в стенах «Мира», затерялся это единственный, спасавшийся ответ или хотя бы какой-то намёк на то, что он действительно есть?!
- Маршал, что с ним случилось? – возмутился Голье.
Я хотел было уйти от ответа прямого, но тут до меня стала доходить вся смехотворность затеянной игры в детективов. И главное, с кем? Никто, наверное, на свете, так не нуждался в Константине как передо мной стоящий человек.
- Константин Захаров, убит.
Голье покачнулся от моих отчётливо произнесенных слов, отошёл не много назад и удержавшись за край стола, сказал обеспокоено:
- О боже! Как же, так? – покачал головой и потом сел в рядом стоявшее кресло.
- Я думаю, что скоро – здесь будет милиция. Костю нашли мёртвым, в его квартире… он был застрелен… - ответил я, опустив глаза.
Постепенно, Голье стал приходить в себя, сказав:
- Какой бред! На такое мог пойти лишь сумасшедший!
Его голос стал подниматься в силе.
- Но кому, могла понадобиться жизнь Константина?! – возмущён был он.
- Ведь он же… совершенно был безобиден! Я помню,… он даже комара побаивался убить, а тут такое? Кому понадобилась его смерть?! Ведь он… всю душу влаживал в общее дело! – раскинув руки, Голье казалось, охватил ими всю империю своей власти.
- Здесь, мы с ним, создавали наши иллюзии и в мир приходили новые композиции! Всё делалось для искусства?!
- Хорошие иллюзии! Это тоже часть бизнеса, господин Голье?! Чем больше таких идей, тем реальнее доходы, от которых – многим не удается заснуть, по ночам… Вы подписали контракт, с Константином Захаровым о том, что он найдёт выход для спасения, вашей компании, не так ли? А когда предприятие начинает тонуть, в стервятниках поживиться этим, ни когда не бывает слишком много.… А смерть Кости для них, это путь к самому сердцу вашей компании…
- Маршал, я кажется и впрямь не в себе, не много. Но,… да ведь это же, сущий бред! Нам как никогда все помогают, и в кредитах у нас тоже проблем нет. Всё чего они хотят от нас, то мы им предоставляем! Предоставляли… - произнёс Голье чуть слышно.
А потом добавил:
- Но теперь, без Кости. Всё будет уже не так – как раньше.… А ведь мы, так близки были к этому…
- Послушайте, Голье.… А вы не могли бы мне рассказать, чем конкретно занимался здесь Константин? – спросил я, глядя на него.
- А зачем это вам?! – насторожился Голье.
- Ну как же! Он всё-таки был моим другом… - ответил я с не кой таинственностью в голосе.
Но истинных причин, конечно же, я не называл. Да и как я мог, сказать, что я первый в списке подозреваемых в его смерти. Тогда бы он точно, мне ни чего не сказал, а так, покрасней мере – у меня был хоть какой-то шанс понять, за что же его убили…
- Только поэтому? – удавился Голье.
Я тяжко вздохнул и сказал:
- Пожалуй,… не только. А чтоб вам было понятней, я отвечу вам так… Мы, вместе с Костей прожили годы, когда казалось – что мир изменится жизнью. Понимаете, о чём я?
- Ах, да – 80е годы. Хорошее время было тогда… Вам это нужно для статьи? – спросил он.
- Нет. Я намерен найти его убийцу.
Он так на меня взглянул, то ли для того чтобы убедиться в том, что я не псих, то ли желая удостовериться, в чистоте моих помыслов.
- Константин Захаров стоял – один целой команды! Все, обсудив и взвесив, мы заключили с ним договор. И он занял пост директора со всеми его полномочиями. Я дал, слово, что не буду вмешиваться в его дела – и поддержу любое его решение. Он имел в числе акционеров 25%, годовых доходов – он сам так захотел! И это вполне меня устраивало… главное, чтобы он мог удержать компанию на плаву, и не дать ей потонуть…
- Что было потом?
- Захаров, перевернул в один миг всё здесь верх дном. Не буду скрывать… иногда, он принимал такие не вероятные решения, что мне становилось дурно на душе! Константин уволил из компании, Геннадия Крымова, а ведь мы с ним стояли у самых истоков дела…, впоследствии всего этого на улицу вылетело ещё человек 10! И это были, мои – мои лучшие люди!!! А в Варшавском филиале, Захаров учинил сущий погром. Теперь там работает человека 3… но, всё это знаете, было как… верхушка айсберга! Я и представить себе не мог, что на самом деле за всем этим скрывается. Захаров, ни когда не с кем, не делился своими секретами, ну, а я… свято соблюдал условия нашего договора. А что мне ещё оставалось?! – ответил он.
На моём лице можно было писать картину, так уж я изменился в нём. В его словах, казалось, что я совсем не знал Константина. Конечно, все люди с годами меняются во всём, но чтоб на столько?! Да, уж… Я был по истине поражён. Действиями рассказа о моём загадочном оказуется друге.
Я и представить себе не мог, что Костя может нажить себе столько врагов. А ведь, каждый из этих людей мог бы его убить - даже, хотя бы из –за той же самой мести…
Кстати, со слов Голье я так же понял, что и у него тоже, была такая возможность это сделать. Хотя бы потому, что он мог своими действиями раздражать Голье, что тоже не исключает такого варианта…
- Вот в этом то, и весь фокус.… Всё обошлось, как нельзя лучше. Да и что там! Мне и не снилась, такая удача. Всего за несколько месяцев, он сумел вернуть нам расположение банков, а ведь они наотрез отказывали нам в кредитах. Мы должны были вот-вот получить такую грандиозную сумму… чёрт, и что же будет теперь-то, без Константина?!
- И так, на горизонте – появились большие финансовые обороты, из – за денег, точно могли его и убить. И уже месть, не играла своей наивной роли в этом деле. Если он занимался всем, что могло спасти компанию, и поднять её уровень на рынках зарубежного уровня, то тогда…
И снова, я встретил его изучающий взгляд на себе. Я на мгновение ушёл в себя, и не обращал внимания на его слова:
- Сотрудничество, с западнянами – это была лишь часть задуманного плана…
- Вам, наверное, уже, предлагали интересные моменты для сделки? Ну, скажем… продажа компании. Деньги в расчет за оборудование? – спросил я.
- Чтобы войти пайщиком в дело, а со временем всё прибрать к своим рукам? Захаров, и я были одиночками в борьбе против всех. Сразу отгоняли любителей, от поделенного дохода наших сделок…
- Костя многих, восстановил против себя? – спросил я.
- А вы как считаете, Маршал? В нашем деле нельзя не иметь своего лютого врага у себя за спиной. А со своей неуступчивостью с другими людьми, тем, что как ни кто другой знал истинное положение дел.… Признаться, у меня бы не хватило и половины того, что имел Захаров Константин!!! Он без всяческих раздумий пошёл на сделку с Корейцами год назад и сумел одержать победу. А дикторы на радио и телевидение, неплохо смогли заработать на нашей рекламе. Он порвал все наши контракты с ними, и сумел заключить новые с высоким уровнем дохода, подняв нас на одну ступень с зарубежными компаниями…
- А как он обошёлся со звездой эстрады, Владом Сташевским, который потребовал большего дохода со своих концертов! Он без всяких там вопросов выставил его за дверь, лишь стоило ему только заикнуться об этом…Дня не проходило, без разборки кому-то из наших – за преступное расточительство имущество. Наверное, впервые за всё это время, Костя делал своё дело – во спасение компании. Это, наверное, и было… его смыслом жизни…
- Поэтому, его и убили?!
Голье замолчал, и эта пауза оставалась с ним в печали его дыхания.

Глава – 5

Выйдя из кабинета мистера Голье, я направился к лифту, но тут заметил томящегося возле лифта Фокса. Он был явно не доволен, ходил из стороны в сторону, покачивал головой и что-то не довольно повторял сквозь зубы.
Подойдя к лифту, я нажал на кнопку и стал ждать прибытия лифта. Я не мог не услышать резких слов в адрес своего друга – которые, он излагал, с таким грубоватым напрягом:
- Ну и сволочь же он, этот Захаров!
Рядом с ним стояла девушка, которая, так же как и он осталась чем-то не удовлетворенной, разводя беседу с ним:
- Ну, знаешь Фокси, я иногда тебя попросту не понимаю…
Насколько я знал Костю, он зря ничего не делал. И раз пригласил к себе этих двоих, значит, они и впрямь чего-то стоили.
- Не дурно было бы потолковать как-то с ними при других обстоятельствах? – подумал я тогда так.
Но тут, в один момент все мои благие намерения в раз и лопнули…
Из соседнего лифта появились, Степан Курагин и Эдуард Конёк. Я стал проклинать свою невезучесть и даже стал готовиться к очередной светской беседе, меня преследовала не удача за не удачей, и это было невероятно подло. А Фокс и девушка, тем часом отдалились от меня на предельное расстояние…
И надо же было мне столкнуться вот так вот, лицом к лицу с ними!!!
Я хотел поспешно уйти, войдя в лифт, но к своему разочарованию – просто не успел, так – как Конёк успешно загородить успел мне путь, своей грудью.
- Так, так, так…. И что же… позвольте узнать, мы здесь делаем, мистер Маршал, а?! – начал Курагин.
Я попытался хоть как-то выкрутиться из сложившейся ситуации, сказав:
- Припоминаю, вы кажется, мне советовали оставаться дома, господин Курагин… и не во что, не вмешиваться? – я постарался это произнести как можно серьёзнее.
- Так что, не смею вас больше задерживать, гражданин начальник! И если вы не против, я бы удалился.… А, о том, что случилось с Константином Захаровым, я ни-ни!!! Молчу, молчу.… Хотя, да. Господин Голье уже знает о приключившейся беде с Костей… - ответил я ему так.
И он продолжал:
- Так, это вы его – здесь навещали, мистер Маршал?
С какой-то натяжкой мы так упорно с ним общались.
- Ну – у, да! Можно и так сказать. Ведь мы же как никак с ним друзья…
- Ага.… Значит, язычок – вы таки распустить успели?! А кому ещё, вы успели из своих друзей, как вы сказали – Хороших?! Вы ещё навестить успели, мистер Маршал?
- Ни кого… Больше никого!
- Это хорошо. Вот и не надо, сообщать им об этом, мы уж как-нибудь сделаем это за вас… - произнёс Курагин с усмешкой, такой себе ранимой.
- Теперь я могу идти? – спросил серьёзным тоном я.
Курагин кивнул головой и добавил:
- И… ещё, мистер Маршал… Я надеюсь, вы в детективы – не подались?
Его пальцы как тисками сжали мою руку.
- Но – но, Курагин. Я пока что имею какие-то права в этом мире… - я чувствовал, как весь наливаюсь изнутри кипящей злостью к нему, но сдерживал себя.
Курагин, напоследок поглядел на меня, своими глубокими глазами, и тихо сказал:
- Эх, попались бы вы мне, годков так… 6 назад. Запомните, Маршал – если мы ещё раз с вами встретимся, проведёте вы ночку, у нас – за своенравие, против закона. С хороши - ми людьми!
- Пусти его, пусть идёт… - отдал приказание Курагин Коньку.
Тот точно также на меня дико поглядел, но слов не сказал в мой адрес не единого.
Войдя в лифт, меня просто выворачивало всего на изнанку от бешенства, которое я испытывал к этой – мрази, и его помощнику Коньку.
Моё напряжение спало после того как, почти на выходе из здания Компании «МИР» я встретил Фокса с подружкой, которая была с ним возле лифта. Они уже выходили из здания, а я только из лифта, я решил прибавить ходу, чтоб их нагнать и поговорить. Но, к сожалению, на выходе из компании я столкнулся с какой-то барышней, тащившей кучу всякой мерзости в руках, и я был вынужден подождать пока она пройдёт. А когда вышел на улицу, то всё равно не смог настигнуть Фокса с его красоткой. Фокс поймал такси, и они садились в машину, но неожиданно – девушка затормозила и дала ход назад. Не я и не Фокси, наверное, подобной реакции не ожидали, она что-то сказала ему, и Фокс сел в такси один.
Передо мной теперь маячила одинокая фигура красивой девушки, она не поехала с Фоксом в такси, а осталась дожидаться маршрутки, я долгое время наблюдал за ней, не упуская, её изведу. И почему-то мне показалось, что я где-то её уже видел. Но почему-то память не давала мне вспомнить, где именно…

На Площади Ленина, она зашла в не большое кафе и села за одним из пустых столиков. Это был мой шанс, с ней поговорить и возможность понять, где я мог её видеть. Я долго не стал ожидать, и сразу же подошёл к ней, дотронувшись до её руки, она подняла взгляд вверх и произнесла:
- В чём дело?
- Извините меня, пожалуйста, я не хотел вас побеспокоить.… Но мы уже с вами встречались!
- Вы уверены, что именно со мной?!
С изумлением, девушка оглядела меня внимательно, по видимому она меня узнала, так – как, просто и легко улыбнулась мне.
- Здравствуйте! Можно? – резко начал я.
Она кивнула головой и я сел напротив неё, а потом продолжил разговор:
- Жаль, что нам не удалось поговорить ещё там… в «МИРЕ». Вы знаете, со всем недавно я видел вас по телевидению…
Я вспомнил, где я мог её видеть. Она выступала в сольном эстрадном дуэте, на сцене с какой-то известной звездой. Не - то, Добрыниным, не - то ещё с кем-то в этом духе. Я тогда мельком смотрел выступление звёзд по ОРТ, больше, чем-то был занят и только слушал, как они поют. Так что, то единственное выступление, мне так с легка и запомнилось в моей памяти.
Откровенно говоря, я не очень люблю смотреть концерты, больше предпочитаю слушать музыку, подо что-то при этом делая. А в тот момент, я как раз, что-то делал… вот только, что я делал, не помню! Было это, пару месяцев назад – так что, всего запомнить не удалось, но её я запомнил. Так – как хорошо она пела и танцевала в дуэте с кем-то знакомым…
..Было видно, что начало ей явно понравилось.
- Ну и как, понравилось?! – спросила она моё мнение.
Собственно говоря, я ожидал другого вопроса. Где, или что-нибудь в этом роде, но видно её мысленные возможности были более чем скромны.
Я покачал головой и сказал:
- Мне понравилось! Да вот беда, я не помню – как то выступление называлось. Я сказал Голье, что возьму у вас интервью, как только у вас появиться время… - я перешёл на понятный для неё язык.
Она засмеялась и произнесла:
- Боже ты мой. Да ты ни как – журналист?! Ну, давай, пиши! Выступление называлось – «Кордебалет»…
- Меня зовут, Алик Маршал… - поспешно, добавил я ей, улыбнувшись.
- Вика Цыганова, но вы это и так знаете – ведь правда?! - улыбнулась она мне в ответ.
И протянула белоснежную ручку, которую я с чувством уверенности её пожал.
Тут неожиданно перед нами возник официант. Вика заказала себе кофе с бутербродом, а я повторил её заказ двойном размере, только исключением было, вместо кофе, я заказал себе какао – слишком уж я проголодался.
- А что у вас там за проблемы с Захаровым? –поинтересовался я, как только официант отошёл от нас.
Я обычно ни лезу не в своё дело, если меня это не касается, но тут речь шла о Косте и любая зацепка вполне могла помочь моему расследованию…
- Хочет, чтоб я ушла со сцены, и продала все свои авторские права на песни. Но ведь это, же мои песни! И мой хлеб?!
- А Фокс сказал, что если Захаров так хочет, значит, он знает, о чём говорит.… Вот я и разошлась. Другими словами, я пала в истерику.
- А он кто… Фокс? – спросил я, глядя на Вику.
- Мой сопродюсер. Сказал, если я не сделаю, так как нужно, это им – то я могу искать себе нового продюсера, а на моё место он возьмёт любую! Но ведь, это, же не справедливо?! – запричитала обиженно она.
- Да, я тебя понимаю…
- Понимаешь, правда?! – повторилась она, глянув в мою сторону с искренностью глаз.
Я усмехнулся и кивнул головой. А потом она опустила взгляд и тихо произнесла, чуть слышно:
- Как жаль, что нет здесь Макса…
- Кого? – удивился я, сузив брови.
Она улыбнулась мягко и сказала:
- Макс. Это мой старый друг. Всегда помогает мне в трудную минуту, когда мне очень плохо.… Ну, ты сам понимаешь?!
- А почему Гулько поругался с Захаровым?
- О, если б ты только мог видеть, как они ругались, чуть было до драки не дошло дело…
А тут и официант принёс наши заказы. Она, не на мгновение не умолкая, Вика принялась за еду. Она это делала с невероятным изяществом – процесс приёма пищи был для неё как дыхание, столь же естественен, незаметен и прост.
Вытирая салфеточкой губы вокруг, она продолжала:
- Но как бы там не было, Виктор, конечно, понимает, что предаться отступить по всем пунктам. Оттого-то и беситься, что Захаров в его дела мешается…
- Подожди, я, наверное, чего-то недопонял?! А причём здесь Гулько? Он-то тут, при каких делах. Если вы с Фоксом работаете на Захарова…
Она засмеялась, и сказала:
- А всё притом. Что раньше-то всеми нашими делами занимался он. А когда на горизонте повеяло переменами, он в кусты! У нас наступили трудные времена. Тут и появился Захаров, он нам помог выкарабкаться из проблем. А когда наши дела снова пошли в гору, появился снова Виктор Гулько и Фокс не знал, как ему быть.… Два агента, ведь это много, не так ли?!
Я покачал головой, а она продолжала:
- А куда деваться? Последнее слово сейчас за компанией, это и дураку понятно! Нам ведь столько раз на дверь показывали…
А ведь эта Вика Цыганова совсем ни дура, хорошо усвоила простой жизненный смысл; «если хочешь брать – поступись своим…»
- Из любопытства…Захаров только с вами обошёлся так круто или же, и другим людям компании «МИР», пришлось не сладко? – поинтересовался я, улыбнувшись при этом.
- Собственно говоря, я не совсем в курсе дела - но поговаривали, что господин директор изрядно прополол свои грядки…
- Стало быть, желающих с ним поквитаться не имеется? – я старался говорить это с этакой наивностью и беспечностью на манеру Вики Цыгановой, улыбаясь.
- Скорей всего! Но больше всех была на шумевшая история с Владом Сташевским. Бывало, встретишь его на улице – ну не мужик. А какая-то парадная карета…- ответила она.
- Да - а, солист большой величины…
- Был! Но теперь похоже, на сцене ему не выступать. Захаров вышвырнул его как бездомную сабочёнку на улицу… - она довольная этим улыбнулась.
Видно, это её очень сильно позабавило. Что она продолжала:
- Случись, что-нибудь подобное с Фоксом. Он бы точно, где-то подкараулил господина директора и…
Пауза, и её взгляд замер в задумчивости.
- Но послушай, что это мы, завели тему со всем не о том?! Ты когда думаешь брать у нас интервью? Как только выйдет наш новый альбом или же, подождёшь, пока диски пойдёт на продажу? – спросила она с любопытством.
Тут я понял, что ничего путного я от неё больше не смогу добиться – по крайней мере, сегодня. И тогда я ей сказал:
- Как запишетесь, я пришлю к вам в студию фотографа, чтобы запечатлеть вас для истории…
Потом я дал жест официанту, и тут она произнесла резко, ухватив меня за руку:
- Постой! Вместе пойдём…
Оплатив счёт - каждый свой. Мы вышли из кафе и прошли к остановке, обмолвились ещё слегка не сколькими фразами и жестами, после чего, я поймал такси и уступил его ей. Она любезно улыбнулась и села в машину, я же кивнул ей головой и откланялся.
Но пройдя не много по тротуару, возле меня остановилась машина, из окна появилась она, Вика Цыганова, я сурова, поглядел в её сторону. Мельком подумав:
- Может она чего-то хочет, не успела сказать…
Она мне улыбнулась, и сказала:
- Маршал, если вы не спешите ни куда, может, проведёте меня к дому?! А то, мы с Фоксом не слишком хорошо расстались. И я побаиваюсь, как бы он… не ждал меня.
Я ненадолго призадумался, над её словами. Я не слишком любитель был, чужих разборок и старался от всего этого держаться на расстоянии.
Я ведь, вообще-то, не любитель насилия, и к нему прибегаю лишь в экстренных случаях. А так в обще, все тёмные переулки и закоулки обхожу десятой дорогой. И если ненароком, попадаю в историю, то даже и тогда стараюсь не в лазить в драку. Я считаю, что всё это слишком мерзко и противно, как лично по мне…
Но я не мог отказать даме, которая так меня умоляющим взглядом попросила об этом. Уж, чего – чего!!! А женщине отказать не могу, если она меня об этом просит, да ещё так…
Короче говоря, я согласился и сел в машину. Всю дорогу нас сопровождало молчание и затишье, а задумчиво глядел в окно, не обращая на неё внимания. Так мы проехали практически через весь город, водитель остановился на улице Толстого – Вика заплатила за нас обо их, мы вышли из машины, и прошли в переулок. Она жила в старом городке, ещё до отечественных времён двух – трёх этажных домиков.
Её дом находился, в да вольно таки приятном месте. Дом был угловой, рядом с аллеей ведущим в старый парк.
- Подожди меня здесь, я гляну… - сказал я, и вошёл в подъезд.
В ту минуту, я почувствовал себя разведчиком, как на задании, в выслеживании врага. Меня не покидало это странное чувство, оно и пугало и настораживало. Хоть дом и был ухожен, но лишь на втором этаже горел фонарь. Поднимаясь наверх, я старался не упасть или того хуже, не наткнуться на ещё чьё ни будь тело. Я до чёрта боялся, идти сквозь тьму. Но когда я добрался до второго этажа, я просто с облегчением вздохнул и присел на ступеньки, чтобы отдохнуть.
В моей голове блуждали разные мысли, опасение и страх, настораживали мой взгляд. Мне казалось, что сейчас кто-то появиться из темноты, и это будет мой конец! Я не знаю, чего я больше боялся – того, что в темноте – хоть там и не было ничего, или же самой темноты? У каждого из нас есть свои страхи, мой страх – боязнь темноты.
Ни что меня так не пугало, как темнота. Сплошная и глухая… ни монстры, не люди, ни что другое в этом мире меня так не пугало как темнота. Её я боялся больше всего на свете, но и очень любил полу мрачный свет…
- Маршал, ты где?! – неожиданно донёсся голос с низу.
Я на мгновение забыл обо всём, и уж тем более, о той – кто меня дожидался внизу.
Я поднялся на ноги и громко произнёс:
- Всё в порядке, можешь подниматься!

Не знаю, что меня тогда заставило спуститься назад вниз? Не то мысль о том, что она там совсем одна или что-то другое, но я поспешил к ней…
Она даже не сделала и шага в мою сторону, чтобы идти вверх. Я быстро спустился вниз, и чуть было не налетел на неё в спешке.
- Ты проведёшь меня, наверх?! – спросила она.
Я не знал, что и сказать ей на это, идти туда вновь, мне совсем не хотелось, но и отпускать её одну я, то, же не мог. Взяв её за руку, мы стали подниматься наверх, сквозь глубину темноты. Со страхом глядя в опасность. Она жила на третьем этаже и там тоже не горел свет.
И тогда я заметил:
- Вам бы тут, по больше лампочек. А то, не равён час, можно и шею свернуть…
Она мне улыбнулась, а я добавил:
- Но дом хороший!
- Мне тоже, он по душе… - ответила она мне.
Уже на самом верху, она стала доставать из сумочки ключи. Но, по нелепой случайности она выронила ключ из рук, и он упал, на ступеньки, в сущую тьму! Где ног своих было не видно, а то ключи, который лишь оставили звон от бетона.
Да уж, невезенье так невезенье! Я уже стал думать, что это чья-то дурная шутка. Но потом, из плохого всё стало замечательно и легко…
Мы наклонились, чтобы найти ключ, но вместо этого наши взгляды пересеклись. На мгновение, мы забыли обо всё


|

Автор: AlanNoil / Дата добавления: 21.05.2011 08:58 / Просмотров: 836

Найти все творчество этого автора



Комментарии

Комментариев нет.

Авторизуйтесь, и Вы сможете добавлять комментарии.



© 2004–2022 "Стихи и проза" | Создание сайтов в Донецке — Студия Int.dn.ua | Контактная информация | Наши друзья
Артемовский городской сайт Rambler's Top100 Рейтинг литературных сайтов www.topavtor.com