Сегодня суббота, 21 мая 2022 г.
Главная | Правила сайта | Добавить произведение | Список авторов | Поиск | О проекте



Категория: Весь список произведений - Проза - Любовь

Состоявшийся Рай (окончание)

Саша пошел, к самолету, а Настенька, эта нежная и такая хрупкая женщина, стояла и смотрела, как ее любимый муж уходит в бесконечность, потому что они возвращались опять к тому времени, когда между ними начинала простираться пропасть, отделяющая эти две человеческие галактики на многие, многие световые года…
Самолет оторвался от земли и пошел на набор высоты. В этом самолете улетал человек, который оставил на земле самое дорогое, что было в его жизни, то единственное, что он приобрел за свои пятьдесят пять лет и теперь расставался, возможно, навсегда. Уже, когда он только вошел в салон, его сердце сжалось так сильно, что холодное дыхание смерти пронеслось совсем рядом. И ресницы, вмиг, покрылись инеем. Но старуха с косой его только радовала. Глубоко в душе он даже звал ее, так как жизнь без Насти, теряла всякий смысл. И если бы самолет начал падать - это только обрадовало одинокую душу, а сердце сказало: «Спасибо».
Но лайнер уверенно набирал высоту. Земля стала быстро уходить вниз, и в иллюминаторе забурлили пушистые облака.
А когда и облака остались далеко внизу, и синева зимнего неба осветила салон, он вспомнил её слова: «Только долети», потом свои: «Ангелы не падают на землю, они могут улететь только в Рай», и старуха стала медленно отступать, а потом исчезла совсем. Александр понял, что не может умереть в этом самолете. Он должен жить, хотя бы для неё. На том свете боли нет. А какую боль может испытать его жена, он прекрасно осознавал. То, что чувствовал он сейчас, могло показаться легкой царапиной, по сравнению с тем ужасом, который начал бы терзать ее сердце все последующие годы…
…Она вышла из здания аэропорта, вытирая слезы, и ледяной ветер, налетевший на эту одинокую и милую женщину, так и не смог хотя бы на чуть, чуть заставить ее почувствовать обжигающий холод Сибири. Ей было не до мороза, зимы и кучки людей, выбежавших вслед за ней к подъехавшему автобусу, который должен был увезти ее домой, к дочери, и увеличить на немного, и так огромное расстояние, которое возрастало с каждой секундой, между ее улетающей любовью и сердцем, оставшемся биться здесь, в большом холодном городе. Люди стали заходить и садиться. Вошла и она, уселась у окна и затихла, пытаясь успокоить душу. Вскоре автобус тронулся и покатил с замершими окнами по заснеженной трассе со счастливыми людьми, вернувшимися домой и Настей, счастье которой так быстро закончилось, со взлетом реактивного лайнера Новосибирск - Петербург.
И вдруг, в этой веселой и многолюдной компании раздался женский плач. Женщина плакала навзрыд, закрыв лицо руками и тихо шептала: - Ну, почему, почему он улетел? Почему я опять одна? Почему он и женат, и живет так далеко? А люди смотрели на нее и молчали. Никто не проронил ни слова. Все прекрасно понимали, что если такая красивая и молодая женщина плачет, уезжая из аэропорта, это может означать только одно – она рассталась со своей любовью, а в таком случае любые слова бессильны.
А, вероятнее всего, они догадывались: «Что может такой и бывает истинная любовь!!!!!»
Она проплакала всю дорогу и когда вышла у своего дома, слез больше не было, они просто закончились.
Когда же, сидя у постели дочери, она попыталась рассказать девочке сказку, то поняла, что не помнит ни одной. В голове кружилась метель и улетающий самолет с принцем. И тогда, не думая ни о чем она начала рассказывать сказку, которую сама совсем недавно пережила:
- Далеко, далеко, в одной стране жил принц, а в одном городе жила принцесса. И в одну из ночей и ему, и принцессе приснился один и тот же сон. Будто эти два человека встретились и полюбили друг друга…
Настя хотела продолжить сказку, но в груди что-то сильно сжалось и слезы большими каплями стали падать на детскую подушку.
Томочка подняла на маму засыпающие глаза и спросила:
- Мама, ты что, любишь дядю Сашу?
А мама прижала дочку к груди и заплакала еще сильнее. Что она могла сказать этой совсем еще маленькой девочке, которая все поняла, даже в свои восемь лет, и которой, любящая мама, желала в будущем только счастья. Что она могла сказать. Это была ее боль, и она должна была остаться в горящей груди, теперь уже навсегда.
Древние были правы, утверждая:
«Истина глаголет устами младенца!»…



Часть третья – Судьба

«Они любили друг друга
и должны были умереть»
Ромео и Джульетта
В. Шекспир

«Но Судьба распорядилась иначе!»
Так решил я!


… С тех пор прошло двенадцать лет.
Неаполитанская Ривьера благоухала итальянскими ароматами. Был разгар летних отпусков, и тысячи отдыхающих, со всех концов света, нежились на средиземноморском солнышке, наслаждаясь красотами Древней Римской империи.
В одном из номеров прибрежной гостиницы, уже две недели, жили дед и внук. Внуку первого сентября исполнится двадцать лет, и любимый дедушка, в качестве подарка, повез его в Италию, на родину европейской цивилизации. Звали дедушку Александр Сергеевич.
…Часы пробили шесть вечера. Александр Сергеевич отложил книгу и выглянул в окно. Жара спала, и легкая морская дымка повисла над морем. Можно было идти на пляж. Это время было самым любимым, именно сейчас, когда ему исполнилось шестьдесят семь лет, и детское желание лежать в жгучем песке, ушло в прошлое. Наступал теплый морской вечер, южного итальянского дня. Зноя уже не было. Море выбрасывало на берег лёгкие волны, песок оставался горячим, но на шезлонге было хорошо. Под пляжным зонтиком лежалось спокойно и приятно, особенно, когда смотришь на горизонт, где море соединяется с небом.
Хлопнула входная дверь, и в комнату влетел Сережа.
- Привет, дед! Ты не пугайся, это Тамара. Мы с ней знакомы уже неделю.
Рядом с внуком стояла такая красивая девушка, что дед вначале принял ее за фотомодель из журнала.
- Знаешь, родители запретили мне знакомиться на море, да я и не собирался. Как-то само собой получилось. Ты-то меня ругать не будешь?
Ну, когда это дед ругал внука? Нет, бывало, когда Сережа в детстве ел снег или так долго засиживался у друзей на даче, что дома начинали волноваться всей семьей. Вот тогда Сереже попадало.
А теперь, когда первого сентября ему исполнится двадцать лет, ругать его будет очень трудно.
- Давай, познакомь нас. Зачем же ругать?
Имя девушки он, как-то, пропустил мимо ушей, и спросил:
- Так, как ты сказал, зовут твою знакомую?
- Тамара, дед, Тамара ты, вроде, никогда не страдал глухотой.
А дед почему-то сразу осунулся, даже постарел и внимательно посмотрел на девушку. Она была одета в шорты, южная кофточка украшала ее фигуру, а на шее был повязан курортный воздушный шарфик.
Томочке стало, как-то неудобно, она посмотрела на Сергея и покраснела. Александр Сергеевич подошел к ней поближе, все так же внимательно ее рассматривая, и спросил:
- И откуда такая красавица приехала? Я уже вижу, что мы земляки. В Италии все русские земляки.
- Я учусь в Москве в университете.
Александр Сергеевич немного успокоился.
И кем ты будешь, когда закончишь университет? Этот ВУЗ самый сильный в стране.
- Я учусь на физмате, как и Сережа. Только он в Петербурге. Вот мы и подружились, когда узнали, что оба хотим изучать звезды. А когда он начал рассказывать о Вас и чему Вы его научили, я упросила Сережу познакомить меня.
- И чем же ты увлекаешься, если основным увлечением выбрала звезды?
- Больше всего я люблю поэзию. А Пушкиным, просто брежу. Онегина знаю наизусть. И, очень часто, когда ложусь спать читаю в уме письмо Татьяны. А из повестей Белкина просто обожаю «Метель» и «Барышню-крестьянку».
- Это прекрасно, что ты любишь Пушкина. А знаешь, я тоже очень люблю эти повести. Мне нравятся произведения, где в конце люди находят свое счастье и на всю жизнь остаются с ним.
- Хотите, я открою Вам маленькую тайну. Если у меня родится сын, когда я выйду замуж, мы назовем его Саша.
- Да, но для этого твоим мужем должен быть Сергей. - Александр Сергеевич улыбнулся. - Не будешь же ты специально выходить замуж за имя, а не за любимого тобой человека. Это чревато…
- А я уже точно знаю, что моего будущего мужа так и зовут.
Томочка посмотрела на внука Александр Сергеевича и тихо произнесла:
- Я не ошибаюсь?
А смутившийся внук, возьми и брякни:
- Конечно, Сашей.
Дед, сразу все понял и, улыбнулся.
Вскоре разговор перешел на другие темы, и Александр Сергеевич почувствовал, что эта, появившаяся ниоткуда, девушка, так легко и непринужденно вошла в их мужской коллектив, что уже через полчаса казалась давно знакомой, да и просто своей.
Они пили чай, болтали обо всем, и как-то незаметно перешли к разговору о прошлых годах. Как рос Сережа, как дед учил его наукам, как они сделали первый телескоп, подводную лодку, как запускали самодельный змей, слушали самодельный приемник.
И вдруг Александр Сергеевич сказал:
- Смотрю я на тебя, Томочка, и вспоминаю одну маленькую девочку, которую звали, как и тебя. Было это давно. Я видел ее всего один день. И загадал желание, что, когда ей исполнится двадцать лет, я ее встречу и подарю волшебное колечко. Кстати, а сколько тебе лет? Не двадцать ли?
Старик отвернулся к окну. Эти воспоминания были для него очень тягостны. Он смотрел на море, и далекие мысли начали бередить душу.
Потом он подошел к детям, положил свои руки им на плечи и сказал:
- Если Вы, действительно, поженитесь, я буду очень рад, что жену моего внука зовут Тамара!
Занятый своими мыслями он не заметил, что Томочка, как-то изменилась. Ее лицо, в мгновение, стало другим - сияющим от счастья.
Она стала развязывать шарфик на шее. Он, почему-то, не поддавался, но, наконец, медленно сполз вниз, и на груди у девушки заблестел крестик на золотой цепочке.

Она взяла его двумя пальчиками и тихо сказала:
- И Вы меня не узнаете?
Сережа, единственный из этой святой троицы, ничего не ведая, тут же отреагировал:
- Ну, Вы прямо по Пушкину шпарите. Не хватает только озера в саду, скамейки и признания, когда-то, двух обвенчанных душ.
Он, единственный, из этой святой троицы, не знал, что его родной дед много лет назад, писал своей любимой сказочные письма, посетил ее в далеком сибирском городе. Что встречался с этой девочкой и, нарушая все законы, обвенчался со своей любовью.
А дед, повел себя, как-то странно. Он бросился к шкафу и стал что-то искать. Рылся не долго, подбежал к Тамарочке и одел ей на пальчик колечко.
Он стал рассматривать ее лицо, но… ничего не мог сказать. К горлу подкатил какой-то комок, глаза наполнились слезами. Но, постепенно он успокоился и произнес:
- Я же говорил, что ты будешь очень красивой!!!
Старик опять замолчал, заходил по комнате, потом сел и о чем-то задумался. А Тома стояла и ждала его главного вопроса. Но вопроса не было. И тогда она спросила сама:
- Александр Сергеевич, а почему Вы не спрашиваете о маме?
Наступила тишина. Девушка ждала, а ее далекий знакомый молчал.
- Я хочу спросить, но боюсь услышать горькие для меня слова.- он помолчал.
- Она жива, здорова, у неё есть семья?
Тамара подошла к Сережиному деду, взяла его за руку, подвела к окну и сказала:
- Сейчас пойдете на пляж, и у самой воды, рядом с пальмой, она там одна, увидите женщину. Спросите ее: «Вы не чудо своё ждете?». Женщина, как и пальма, будет одна. А Ваши письма я знаю наизусть.
В ту же секунду хлопнула дверь, и Саша, тот Саша, что писал своей Настеньке сказочные письма, вылетел из комнаты.
- Может, объяснишь мне, что за письма ты знаешь наизусть? Или я вообще ничего в этой жизни не понимаю?
А будущая жена Сергея, взяла его под руку и сказала:
- Эти письма твой дедушка писал моей маме. И если ты напишешь мне, хотя бы одно такое письмо, я буду любить тебя всю жизнь!
…Пляж еще не опустел. Было самое лучшее время для купания. Крики детворы заглушал шум прибоя, да и волн почти не было. Солнце медленно опускалось к воде.
У единственной на пляже пальмы сидела женщина. Она смотрела на уходящее солнце и вспоминала слова, написанные любимым человеком к одной из её фотографий:
«Часто, вечерами, они сидели на берегу и смотрели на закаты солнца, которое так красиво погружалось в море, что каждый раз, уходя в «воду», оно будто бы смывало дневную грязь, и вокруг угасающего диска «закипала» вода, испаряемая жаром раскаленного светила».
- Настенька, ты не чудо свое ждешь? – блеснуло над пляжем.
Женщина медленно повернула голову в сторону человека, сказавшего эти слова, потом вскочила, увидала седого старика и стала оседать на песок. А он подхватил ее и стал повторять:
- Настенька, любимая моя, это я. Ты не забыла меня?
Его милая Настенька открыла глаза, посмотрела в лицо своего мужа и произнесла всего несколько слов:
- Чудо ты мое, ну где ты пропадал все это время? Долго я еще буду сидеть одна, и высматривать свои Алые паруса?

А в это время, далеко, далеко в небесной выси, махали белыми крыльями два Ангела. Они были счастливы. С этого момента, им не нужно разлетаться в разные концы света, чтобы оберегать две души, которые теперь навсегда будут вместе.




|

Автор: valya1948 / Дата добавления: 05.05.2015 22:40 / Просмотров: 508

Найти все творчество этого автора



Комментарии

Комментариев нет.

Авторизуйтесь, и Вы сможете добавлять комментарии.



© 2004–2022 "Стихи и проза" | Создание сайтов в Донецке — Студия Int.dn.ua | Контактная информация | Наши друзья
Артемовский городской сайт Rambler's Top100 Рейтинг литературных сайтов www.topavtor.com