Сегодня среда, 1 декабря 2021 г.
Главная | Правила сайта | Добавить произведение | Список авторов | Поиск | О проекте



Категория: Весь список произведений - Проза - биографии

ДОЧЬ НЕСЧАСТИЙ

Дочь несчастий.

Мне было четырнадцать……….. И я все четко помню, несмотря на то, что прошло семь лет – семь лет мук, и тяжелых испытаний. А ведь я их любила, и даже представить не могла, на что они способны – мои родители. Отец ушел, когда мне было семь лет, а именно тогда когда родился мой брат- Миша. Я с ужасом вспоминаю те злополучные дни, которые так изменили мою жизнь. Мой отец, после развода, платил, элементы приезжал нас навещать, он заботился он нас. После того как мне исполнилось четырнадцать, я сразу пошла, получать паспорт, который скоро получила. Жила я тогда с мамой и бабушкой, братом. Папа позвонил мне весной, и предложил приехать к нему в Сургут. Мама согласилась, на то чтобы отправить меня одну. Я собрала вещи потеплей, и поехала на вокзал. Спокойно села на поезд и начала думать о своем. Строить планы на будущее, и подсчитывать дни которые я буду, свободна – ведь тогда были каникулы. Я училась в девятом классе, но по моему виду мне можно было дать и двенадцать лет. Я не разу не была в Сургуте, поэтому заранее купила карту. Соседями по купе оказались: пара влюбленных до безумия пенсионеров, и один парень, лет двадцати пяти, спортивного телосложения. Мне, почему - то было всегда не по себе, когда он смотрел на меня своими, хитрыми и пронзительно черными глазами. В них читалась неподдельная скрытность, и загадка, но я старалась не обращать на него внимания. До Сургута добираться три дня, поэтому следовало наладить хорошие отношения, чего мне так не хотелось, потому что в таких случаях я всегда придерживаюсь политики Джозефа Монро – изоляция от остального мира. Ну, ничего. Слава богу, три дня прошло нормально. Но все равно этот спортсмен, очень ненормально на меня смотрел, косо и странно.
Сойдя с поезда, я вытащила листок с адресом и маршрутом проезда, до папиного дома. Поймав такси через часа полтора я была у красивого престижного дома, у которого окна были как зеркало. Внутри что - то защемило – плохое предчувствие. Я зашла в дом. Внутри было как в престижной гостинице. Строгий охранник, в черной одежде и чрезмерно черных очках, рецепция. А вот рецепция была полной противоположностью охраннику. Парочка блондинок, лет восемнадцати, в мини юбках, оглядывали каждого посетителя с ног до головы, своими голубыми глазами, высматривая у кого косметика, или одеколон стоит дороже. Не успела я ступить на начищенный паркет с добрыми словами WELCOME (добро пожаловать), как охранник загородил своим телом мне дорогу. Блондинки захихикали.
- В чем дело? Разрешите пройти! – возмутилась я.
- Посторонним не положено, это не дешевый мотель, а дом для престижных клиентов.
- Здесь живет мой папа! Я приехала к нему из Москвы, между прочим, я ехала на поезде три дня. И долго вы мне будете загораживать дорогу?
- Папа? Может быть! Только вот здесь на поездах не приезжают, здесь только на самолетах! – с насмешкой ответил охранник.
- Мне только четырнадцать, но у меня есть паспорт, и я пока что могу только ездить на поездах. Я несовершеннолетняя, и я не имею права садиться на борт самолета.
- А мы маленьких детишек без родителей не пускаем! – язвительно сказала одна из блондинок.
Я выглянула, из за тела охранника. Надо же какая наглая! Самой наверно еще нет восемнадцати.
- Интересно, а тебе сколько? Семнадцать? Да у тебя наверно даже образования нет, ни то, что низшего. И косметика у тебя дешевая, – с насмешкой над нахалкой сказала я.
- Э э э, а кто вы собственно такая? И что вы тут забыли? – сказала другая блондинка, видя, что ее подружка в отключке.
- Нехорошо, разговаривать с человеком, за порогом, да еще и с клиентом, да еще в таком тоне! Не хотите меня пропустить?
- Макс, пропусти девушку, видишь нервная! – еле сдерживая гнев, воскликнула блондинка.
- А вот на это вы не имеете права, оскорблять меня! – сказала я, подходя к рецепции.
- Так что ты хотела? – пропищала, придя в себя, первая блондинка.
- Что вы хотели! Это в – первых ведь мы с вами не знакомы. А зачем я сюда пришла, я вам уже говорила я приехала к папе. Посмотрите, проживает ли в этом доме, Собольщиков Василий Петрович?
Блондинки быстро защелкали на клавиатуре. Вскоре, они удивленно переглянулись.
- Да есть такой, очень неплохой мужчина…. –мечтательно подумала блондинка. Но я их прервала, не хотелось, чтобы у папы с ними, что-то было.
- Можете не беспокоиться он женат, и у него двое детей, – лихо соврала я, - Так что может мне самой подняться или ……….
- Нет, нет нет. Я сама его позову, – перебила меня блондинка. - Алло, господин Василий Петрович, тут какая то девушка к вам пришла, говорит, что ваша дочь, если можно спуститесь, пожалуйста, – невинным голоском затрепетала блондинка, после чего так злобно посмотрела на меня, что мне стало смешно.
Я метнула взгляд на лестницу, потому что послышался стук каблуков. По лестнице быстро спускался мой папа. А он совершенно не изменился. Такой же веселый и бодрый. Я бросилась папе на шею.
- Ну, как доехала? Моя сладкая как же я по тебе соскучился, ты просто не представляешь, - прижал папа меня к груди. – А что же ты сразу не поднялась?
- Да вот эти блондинки меня не пустили, да еще и оскорбили! – с возмущением воскликнула я, ведь я знала, что папе очень не нравиться когда выпендриваются, да когда еще и на шестнадцать лет младше.
- Не понял, в смысле оскорбили? Тебя, Маша? – прищурив глаз, он посмотрел на блондинок.
Я кивнула. Папа быстрым шагом подошел к рецепции. На его лице был гнев. Блондинки так сильно тряслись, что от страха их кожа слилась по цвету с их волосами.
- В чем дело? Кто дал вам права не пускать в мой дом, мою дочь? Я думаю мне нужно поговорить с вашим директором, а также попросить о замене персонала, вы этого хотите?
- Э э э, м м м, не надо Василий Петрович, мы больше так не будем. Мы сами разберемся ведь мы уже взрослые…
- Какие вы взрослые? У вас ум меньше чем у десятилетнего ребенка, а вам то самим только лет шестнадцать, а ну покажите паспорта!
Блондинки достали сумочки и вынули паспорта. Как сказал папа, им было по шестнадцать, а наняли их, чтобы постояльцы могли вечерком вызвать их, и насладиться их юным телом. Я поднялась к папе, в квартиру. «Да роскошно!» - подумала я, увидев четырех комнатную квартиру.
- Па, а зачем столько охраны и рецепция? Неужели ты не мог жить в другом месте?
- А тебе разве не нравится?
- Нравится, но почему ты именно здесь!?
- Я хочу спать спокойно, но это не значит что я в криминале, или не плачу налоги! Понимаешь, здесь просто так никого не пустят! Маша, я стал зарабатывать много денег, и я не хочу, чтобы вы росли без отца! Поговорим потом.
«Чтобы вы росли без отца!» - во мне эта фраза пробудило чувство, когда чего - то не достает. Она меня насторожила. А действительно, что мне делать, когда любимого папочки не станет, я не представляю. Я тихонько заплакала. Папа подошел ко мне и обнял меня за плечи.
- Почему ты плачешь, моя сладкая?
- Папа, как я буду жить без тебя?
- Значит это я тебя расстроил? Ничего, вот возьми мой медальон, и не плачь! – сказал он, снимая с шеи медальон в виде сердца.
Я одела себе на шею медальон, он мне показался таким родным, как будто я носила его всю свою жизнь.
- Папа, я пойду на кухню, она там? Я хочу попить.
- Да, а я пока приведу твою комнату в порядок.
Я зашла на кухню. Она была прекрасна. Огромная кухня была заставлена множеством новейшей бытовой техники. От чистоты она просто сверкала. Я подошла к столу, и взяла графин с водой, налив стакан воды, я пошла в комнату, где был папа. Как вдруг я услышала выстрел, и звук падающего предмета. Бросив стакан, я побежала в комнату. То, что я увидела, навсегда запомнилось в моей памяти. Папа лежал на полу, на животе.
- Папочка, что с тобой! – закричала я. – Папа ты сильный, не уходи от меня! Папочка, я люблю тебя! – я перевернула тело, и увидела дырочку в сердце. Папа был мертв. – Папа, как ты мог, зачем ты умер, вернись, я люблю тебя!- Я обняла папу и зарыдала. Я плакала и плакала, я потеряла только что своего любимого папу. Я поклялась, что убью всех скотин и сволочей, которые застрелили моего папу, я это сделаю чего бы мне это не стоило. Закрыв папе глаза, что бы он спал спокойно, я побежала вниз. От горя, которое, убило мое сердце, я не чувствовала боли. Я бежала и бежала.
- Моего папу убили! Помогите! – закричала я.
Блондинки посмотрели на меня как на сумасшедшею дуру, охранник быстрым шагом поспешил ко мне.
- Что нибудь случилось? – спросил охранник. – Вам плохо?
- Вам что не понятно? В квартире лежит труп моего папы!
Охранник сделал такое лицо, что от удивления открыл рот.
- Этаж! На каком вы этаже?
-На пятом, на пятом этаже – сказала я.
Охранник достал наручники, и одел мне на руки. После чего он достал рацию и позвал еще одного охранника.
- У нас тут малолетняя убийца, пришлите милицию, а я пойду и осмотрю место преступления.
- Что!? Снимите с меня ваши браслеты! Я не убивала папочку, я его любила! – закричала я, обливаясь слезами.
Охранник с усмешкой посмотрел на меня.
- Девочки присмотрите за ней! Окей? – попросил он блондинок.
- Окей Макс, мы покажем этой малолетке, у кого косметика дороже, – засмеялись они, подходя ко мне.
Дальше я ничего не помнила. «Наверно я умерла» - подумала я в тот момент. А может просто потеряла сознание. Нет, скорей всего умерла, теперь я рядом с папочкой. Я была, в каком то парке, летом. Деревья были все в зелени, было так хорошо, совсем не хотелось покидать этот прекрасный мир. Я услышала до боли знакомый голос – папин голос. Я оглянулась. Папа медленно подходил ко мне. Он был как всегда – бодрый и веселый. Мои глаза стали влажными.
- Здравствуй Маша, прости меня, что я покинул тот мир, но такова была моя судьба.
- Папочка, а я так любила тебя! Как мне быть? Можно мне остаться с тобой?
Папа обнял меня. Я почувствовала его любовь ко мне.
- Папа, скажи, кто тебя убил, я отомщу за тебя!
- Моя сладкая, я сам не знаю! Прости меня, что я тебя втянул в это! Что я сделал! Маша, ты должна жить, и знай, я буду всегда с тобой, я буду всегда тебя любить. Твою маму я очень люблю, и Мишеньку, моего сыночка я тоже люблю.
- Папа, меня же будут обвинять в убийстве!
Папа с ужасом посмотрел на меня. Взяв меня за руку, он сел со мной на скамейку, которая стояла неподалеку.
- Какой ужас! Как же так! Но ты ничего не сделала!
- Я знаю, но я и это переживу.
- Маша, помнишь, я дал тебе свой медальон? Так вот храни его, в нем твое будущее. Я чувствовал, что мне осталось жить недолго. Поэтому и отдал тебе его.
Я вытащила медальон. Посмотрев на него, я еще раз обняла папу. Как же я его люблю.
- Ладно, Маша, чем дольше мы прощаемся, тем тяжелее расставаться. Знай, я всегда с тобой и я всегда тебя люблю! – поцеловав в щеку, сказал папа. Последний раз я ощутила тепло, тепло моего папы. Папин образ стал таять, и вскоре я осталась одна сидеть на скамейке. Через несколько мгновений, парк исчез, и услышала незнакомые голоса! Меня полусонную, ели стоящую на ногах, взяли под руки и куда то повели. Я зашла, в какое то помещение, где противно пахло сыростью, и пылью. Усадив на твердый железный стул, я услышала лязг железа, и только сейчас я поняла, что на мне наручники. Это наверняка была камера допросов. В камере было около 5 мужчин разных возрастов. И какого, было мое изумление, связанное с паническим ужасом, когда я увидела среди этих мужчин, того спортсмена, с которым мне пришлось ехать в купе. На мускулах его лица играла ухмылка. В его глазах было довольство. Он просто пронизывал меня своим взглядом, увеличивая мое горе и душевную боль. Я презренно посмотрела, и отвернулась. Напротив меня на корточки сел мужчина. Ему было лет 40, множество морщин старило его, но блеск жизни в его глазах, делало его молодым. Сейчас этого блеска не было и в помине, только недовольство и усталость. Он курил дешевые сигареты и молча пускал кольца дыма прямо мне в лицо. Он искоса глядел мне в лицо, пытаясь узнать, убивала ли я своего папу или нет, наверно он считал себя профессионалом.
- Ваше имя? - спросил он меня.
- Лебедева Мария Васильевна, мой паспорт наверняка у вас. – Спокойно сказала я.
- Да, вы догадливы – с усмешкой сказал он. – Так вот Мария Васильевна, вы признаете себя виновной в смерти Собольщикова Василия Петровича?
- Я? Я не убивала папу! Нет, я не виновна! – гневно крикнула я. – Слышите!? Я не убивала папу! Я его…- крикнула я на всю камеру, смотря одновременно всем мужчинам в глаза.
- Убила – закончил за меня, неверно, профессионал. – Конечно, я бы тоже на вашем месте, это совершил. Ведь такие причины.
- Причины, какие еще причины?
- О, множество причин! – задумчиво проговорил следователь. – Например, завещание.
- Завещание, какое завещание? – с неподдельным удивлением спросила я.
- Не прикидываетесь дурой! Вы прекрасно знаете, о чем я! Только не говорите что ваш папа вам не оставил миллион долларов, и все свои фирмы? Все свое состояние, и все, все, что у него было…
У меня буквально отвисла нижняя челюсть. Оказывается у меня миллион долларов и три фирмы. А так сначала не поняла, что подразумевалось под «твое будущее в этом медальоне». Здесь будущее слово не подходит. Здесь просто вся жизнь, и не на одного человека.
- Послушаете, я не убивала своего отца, и я понятия не имела о завещание. И вообще о том, что у него столько денег, и такое состояние. Я не убивала его, мне всего 14, я бы не смогла этого сделать. Я, я могу все объяснить, как это произошло.
- Я опираюсь только на доказательства. Подробности убийства меня не интересуют. У вас в вещах был найден пистолет, орудие убийства.
Я еще долго находилась в камере допросов. Профессионал наверно искурил около двух пачек сигарет. После допросов меня отвели в камеру, только уже не допросов, а там где преступники отбывают срок. Я сопротивлялась, потому что я не хотела в камеру. Я не могла поверить, что они решили, что я убила своего отца. Мы шли по камерному коридору. Справа и слева находились камеры, заключенные тянулись руками к следователю, и просили есть. Всем им было не больше 16 лет. Милиционер и следователь, вместе со мной остановились у одной камеры. Она наверняка была самая темная, и самая загадочная. Здесь слово «загадочная», означало не что – то интересное, а что - то страшное и опасное. Мне совсем не хотелось туда заходить, неизвестно на сколько времени. Милиционер, одной рукой держа меня за наручники, достал ключи от камеры, и открыл дверь, после чего, достал другие ключи от моих наручников, и снял с меня наручники. Сильно подтолкнув меня, он опять закрыл камеру, и направился со следователем к выходу.
- Эй! Вы куда? Что я здесь делаю? Алло! – закричала я. Что я здесь делаю – подумала я. Когда меня выпустят? Сколько я здесь пробуду – не на один из этих вопросов я не могу ответить.
- Че так орать, все равно не подойдут – спокойно сказал кто - то из темноты. Голос был грубым, и вроде женским.
- Я Ира, за что тебя? – сказала она. Ира была с грязным, опухшим лицом. Ей было лет шестнадцать, но она выглядела старше. Тюрьма, из двадцатилетних, делает людей, лет сорока. Тюрьма, это ужасное место. Там не сбываются мечты, и не происходят чудеса. Тюрьма, это то место, в котором люди умирают не из за старости, а из за скуки, и неволи. Мне совершенно не хотелось провести там несколько мгновений своей жизни.
- Здравствуй, я Маша, меня посадили за папу, – неуверенно ответила я.
- Хм, ты убила отца? – с удивлением спросила Ира.
- Нет, я этого не делала, он умер у меня на глазах, а меня обвинили в убийстве, – с гордостью я сказала ей.
- А знаешь, Машка, я тебе верю. Я помню, как меня в меня попали. Они меня подставили. И обвинили в ограблении.…А знаешь, он сейчас живут с миллионерами, и со своей семьёй. Ира мне поведала одну историю. Историю о том, как она попала сюда, в эту тюрьму.
Было лето. Солнечное, теплое и беззаботное. Школа закончена, на следующий год в институт. Ни одной тройки в аттестате, и только одна четверка. В руке серебряная медаль. И никто ей не помогал, только старая бабушка, поддерживала. Ира очень любила бабушку. В Интернете, Ира познакомилась с одной компанией. Сначала было весело, но потом за развлечения надо было платить. Денег в Ириной семье было, как мусорном баке. Влезла в долги, а платить надо. Ей предложили поучаствовать в ограблении, просто постоять на шухере. За это все долги исчезнут, да и Ира подзаработает. Выбора не было, так как к тому времени ее бабушка была тяжело больна. И вот тем самым вечером, который так круто изменил Ире жизнь, компания собралась на улице. Кое кто был по старше Иры, и поэтому в компании была машина. Доехав до места назначения, а это был небольшой магазин вино – водочных изделий, компания разошлась по «местам». Ире дали на всякий случай пистолет, и лом. Последнее, наверняка бы ей не понадобилось. Одной надежды на успех в грабеже, было мало, и тем более это не была компания воров – проффесионалов. Не замели только они сигнализацию. Буквально, через пол минуты, к месту преступления прибыла группа захвата, и, конечно же, милиция. Но к тому времени, преступников на месте не было, осталась только ничего не понявшая Ира. Она стояла как столб, она хотела бежать, но не могла. Ее оправданий на суде было мало. Виновата только она. А где же была бабушка с ее поддержкой? – спросите вы. Но бабушку спасать было поздно, лекарства не были куплены, на ожидаемые деньги, было слишком поздно. Ее посадили на три года и шесть месяцев. Мы были с Ирой похожи, нас подставили, и мы хотим отомстить. И еще при сопротивлении, в Иру попали пулей. Операция прошла успешно, но этот момент теперь никогда не забыть. Ира хотела быть ветеринаром, и поступить в приличный институт. Но и это ей уже не светило. Я тоже рассказала Ире свою историю. Мы так и подружились. В тюрьме нельзя сорится, только дружба. Еще несколько часов мы с ней говорили о дружбе, о жизни и, конечно же, о том, как поскорее выйти из тюрьмы. После нашего разговора, я могла много чего хорошего рассказать об Ире. Например, то, что она когда, то жила с бабушкой, потому что ее родители погибли в автокатастрофе, когда Ире было только пять. Можно было сказать, что Ира закончила школу с серебряной медалью. И то, что ее подставили друзья. И то, что она за свою наивность, будет сидеть в тюрьме три года. И то, что, сломалась жизнь еще одного человека, хорошего человека, которые так нужны нашей стране.
Вечером, часов где - то в шесть, Ира сказала, что скоро будет ужин. И действительно, в камерный коридор, вскоре завезли тележку с неприятно панующей едой. Поднялся шум, загремели железные тарелки и ложки, потянулись руки заключенных. Все ближе и ближе приближалась тележка с отвратительной едой. Но как сказала Ира по воскресеньем, а сегодня воскресенье, дают просто деликатес: овсянку на воде с сухожилиями. Узнав «роскошное» меню ужина в ресторане, у меня сразу же пропал аппетит. Я предложила съесть за меня Ире, чему она очень обрадовалась. После ужина, объявили, так называемый час радио. Ну, естественно по одному названию понятно, что целый час заключенные могли слушать радио. После, сказали всем спать. Лично мне хотелось спать не из за усталости. Мне, тюрьма, смерть папы, казалась просто ужасным сном, хотелось уснуть в камере и проснуться в своей квартире, с папой. В нашей камере стояла двухъярусная кровать. Матрас был толщиной в блин, одеяло толщиной в два миллиметра. И если учесть температуру в камере, где было около десяти градусов, то спать было довольно холодно, и неудобно.
Проснулась я от грубого голоса, который раздавался по камерному коридору. Каждая частица этого голоса, заходила быстрым шагом в камеру, и скидывала одеяло с заключенного. Поверьте, это было очень неприятно. И как только с меня «сняли одеяло», я мгновенно поняла, это не сон. Убийство папы, тюрьма, это не сон.
- Эй вы! Поживее! Станки не умеют ждать, пора на работу! Давай, давай, каждая минута – час работы на станке! Если не хотите работать весь день, то вставайте с коек немедленно! – грубо сказал голос. Наверняка это был надзиратель.
- Маша, быстрее, иначе за каждую минуту будешь работать час на станке! Поверь, работа на станке это не игра в монополию.
Я быстро застелила койку, и подошла к двери от камеры. К нам подошел надзиратель и открыл дверь. Я и Ира, спокойно, не спеша, вышли в коридор. Мы встали в цепочку, которая примерно состояла из шестидесяти заключенных. Потом, мы пошли, естественно под надзором надзирателей, в какой то зал, и чем ближе мы к нему подходили, тем слышнее и ужасающее слышались звуки работающих станков. На меня они не нагоняли восторга. а наоборот угнетающие и неприятное чувство унижения смешанного со страхом. Ира же напротив, вела себя абсолютно спокойно. относительно меня. Как будто она шла на праздник. И для нее это действительно был праздник.
- Время работы на станке, это самое лёгкое времяпровождение в тюрьме. Поверь, пробудешь здесь еще недельку, и пойдешь на работу с песней.
- Что хорошего??? Ведь работаешь не час и не два. а пять часов! Да еще и опасно... лучше в камере полежать.
- Это ты сейчас так говоришь! Поверь, вскоре, ты изменишь свою точку зрения - улыбнувшись, сказала Ира, садясь за станок. Улыбнулись только мускулы лица. А на самом деле в ее душе не было улыбки. Удивителен, тот человек, который радуется тяжелой пятичасовой работе на станке, в тюрьме. Для Иры, это пока что была единственная вещь, над которой она улыбнулась. Мне же совершенно не было смешно, я первый раз здесь. И поэтому боюсь этих швейных машин, таких больших размеров. Боюсь, этой самой неизвестности. А самое главное, я боюсь что нибудь сломать, потому что это, у меня получается лучше всего.
- Ну что ты стоишь? Хочешь остаться без обеда??? Вот, станок, рядом со мной, садись. Сейчас к тебе подойдет Лариска - быстро сказала Ира, указав мне на соседний станок, с непонятным прибором.
- А кто такая Лариска? - спросила я. Но Ира не ответила, зато я услышала другой, весь обкуренный голос.
- Так, новенькая, хех, прекрасно, садись! - Передо мною предстало существо, женского рода, и это существо было ростом около двух метров. Его род, я определила по внушительным размерам груди. На голове, был скорее всего парик, крававо-красного цвета. И его, наверняка не расчесывали, уже лет сто, наверно. Телосложение, было примерно такое:100-100-100, то есть не размеры Венеры. Нос занимал где-то пол лица, губы другую половину.Вообщем не красавица. И вид Лариски,меня немного расмешил, но я, в целях своего сохранения, не выдала этих эмоций. Я покорно села, на крохотных, старенький стульчик.
- Здрасте, ээ..вы наверно Ла..- не успела сказать я до конца.
- Да, я Лариса Юрьевна! А ты кто? - перебив меня командным тоном,представилась Лариска.
- Я Лебедева Мария Васильевна, вы меня научите работать на этом сооружении?
- Естественно, это моя работа - учить таких, как вы! Тех кто, ...вообщем как ты Лебедева!
- Я не удержалась и гневно, но тихо,сказала - Таких как я говорите? Тех, кого обвиняют в том чего они не делали..!!!
Глаза, которых почти не было видно, в буквальном смысле, просто вспыхнули злостью.Хорошо, что я во время, опомнилась от накатившей волны злости, и успела сказать - Извините, сорвалась! - наверно, если я этого не сказала, Лариска бы меня убила.
- Сорвалась она!!! Тоже мне! За это будешь работать на час больше! Тебе повезло я сегодня добрая! - проорала Лариска. Все кто работал рядом, дружно закивали, в знак того что она сегодня действительно добрая - Так, ладно, значит, вот это надо вставлять сюда...а вот. - так и началась наша работа. Лариска, за час мне объяснила, как нужно работать со станком. Поэтому, я проработала как все - пять часов. И действительно работа на станке, было не самое худшее. Намного тяжелее, сидеть в камере пятнадцать часов в день. Очень было трудно, сидеть вот, как камень. и осознавать, что нет надежды. А самое трудное, жить без родителей, без их ласки и понимния. Без папы, и без........ мамы! И только сейчас я задумалась, а где же мама!? Неужели она не знает, что я нагло посажена в тюрьму?! Что папа мертв!? Нет, так не могло быть, она должна уже знать - об этом проишествии. Господи, что же мне делать..
- Ира, Ира!!! Ты ..ты ...понимаешь... - начала я трясти Иру за плечи. У меня уже началась истерика.
Ира с испугом на меня посмотрела, и взяв за руки, спросила - Что Маша? что с тобой? Что то случилось??? - глядя на меня с тревогой и прямо в глаза, спросила она меня.
- Ира, моя...м..моя..ма...ма...мама..о..о..нна.. - заикаясь начала я.
- Маша, успокойся, а потом все скажи - Ира поддерживая меня, подвела к умывальнику. Я открыла со скрипом ржавый кран, и от ткда тонкой струйкой потекла ледяная вода. То что надо. Умывшись, и соответственно успокоившись. Я села на койку рядом с Ирой. Продолжение следует...












|

Автор: Мари_Я / Дата добавления: 27.02.2005 15:24 / Просмотров: 1384

Найти все творчество этого автора



Комментарии

Ирка_типа_Webgirl Дата: 27.02.2005 15:32
классно...... мне оч понравилось... а особенно когда с отцом прощалась так вообще ="( хнык(( молодец!
просто чит Дата: 28.02.2005 15:38
очень трогательный рассказ...

Авторизуйтесь, и Вы сможете добавлять комментарии.



© 2004–2021 "Стихи и проза" | Создание сайтов в Донецке — Студия Int.dn.ua | Контактная информация | Наши друзья
Артемовский городской сайт Rambler's Top100 Рейтинг литературных сайтов www.topavtor.com